манул и кошка

Автор

Манул (палласов кот) – живой реликт, древний представитель кошачьего рода, дикий и одинокий охотник из далёкого прошлого, настолько непонятный и непредсказуемый, насколько до конца не изученный. Слово «манул» имеет тюркское происхождение и это всё, что можно сказать на данную тему. Кто и почему его так назвал, остаётся загадкой.

В конце XVIII века немецкий естествоиспытатель Петер Паллас, путешествуя по Прикаспийским степям,

впервые повстречал это странное животное, описал его внешний вид, повадки, образ жизни. С тех самых пор манула стали называть палласовым котом. Существует и третье видовое название, но об этом чуть позже.

Среда обитания

Низкие температуры, невысокий снежный покров, степные просторы с колышущейся ветром травой, заросли кустарников и воздух свободы – оптимальная среда обитания манулов. Пушистые хищники встречаются в горах на высоте до 4 тысяч метров, где чувствуют себя вполне комфортно и естественно. Единственное необходимое условие жизни в горах — наличие скальных выходов. Животные неплохо переносят суровые будни континентального климата и практически не болеют.

Обитают в нагорьях Закавказья, степях Забайкалья, Средней Азии, Афганистане, Иране, Кашмире, западном Китае, на возвышенных равнинах Монголии. Ареал распространения, ввиду активной деятельности человека и незаконного промысла, постоянно уменьшается, распадается на изолированные очаги. Как следствие, в настоящее время численность популяции критически снижена. Животное манул находится под охраной государства и внесено в Красную книгу.

Внешний вид

Внешность манула, благодаря густой шубке, обманчива. Снаружи – он толстый и неповоротливый увалень, а вот внутри под слоем шерсти скрывается весьма тщедушное создание размером с обыкновенную домашнюю кошку, разве что несколько шире в костях, плотнее и мускулистее в теле.

  • Вес животного не превышает 2 – 5 кг, длина туловища 52 – 65 см, хвост средней длины — 23 – 31 см, лапы толстые и приземистые.
  • В строении черепа манула замечены рысьи черты: небольшая, по сравнению с туловищем, уплощённая и широкая голова, бакенбарды на мордочке, большие жёлтого цвета глаза с почти круглыми, как у рыси, зрачками.
  • Уши особенные – маленькие, полукруглой формы, пушистые, без кисточек, расставлены широко по бокам и расположены практически на уровне глаз. Они придают коту настороженный вид с суровым пронзительным взглядом и служат визитной карточкой. С лёгкой руки учёных, которым уши почему — то пришлись не по нраву, животное получило своё третье название – Otocolobus, что в переводе с латинского означает «Уродливое ухо».
  • Манул имеет специфическую пегую окраску, позволяющую ему сливаться с окружающим ландшафтом. У основания шерстяные волоски окрашены в светло – серый либо охристый цвет, на самом окончании — в белый цвет. Хвост с закруглённым концом украшен тёмными кольцами, спинка отмечена несколькими поперечно расположенными линиями (встречаются манулы и без полос).

Дикий кот манул – единственный обладатель самого густого и пушистого шерстяного покрова среди своих сородичей, и это даже по сравнению с персидскими кошками. Повышенная пушистость объясняется не столько длиной шерсти (у манулов она 7 см, у персидских кошек — 12 см) сколько невероятной плотностью волосков на 1 см 2 шкурки — до 9 тысяч.

Представители популяции не отличаются особым разнообразием признаков и упорно передают свои «доисторические формы» из поколения в поколение. Достоверно известно о трёх подвидах:

  1. Сибирский подвид манула распространён в Китае, Монголии, Забайкалье, Алтайском крае, Тыве. Расцветка меха типичная, представлена светло – серыми оттенками, кончики шерсти имеют белый цвет.
  2. Тибетский подвид (распространён в Непале, на Тибете, Кашмире) наделён более тёмным окрасом меха, имеет ярко выраженные чёрные пятна на голове и полосы на хвосте и спине. В зимнее время покрытие приобретает серебристый оттенок.
  3. Среднеазиатский подвид манула обитает в Иране, Пакистане, Афганистане, Киргизии, Казахстане, отличается красновато – охристым окрасом. Полосы на туловище и хвосте – чёткие, с красным отливом.

Образ жизни

Манул не любит часто менять место жительство и является убеждённым сторонником одиночества, стабильно обитающим в пределах собственных охотничьих угодий. С нарушителями приватной территории разбирается быстро, жёстко. Сентиментальность и нежность проявляет в период ухаживания за самкой.

Под логово манул выбирает укромные места – расщелины скал, укрытия под камнями, небольшие пещеры, давно заброшенные норы других животных. Проводит в нём часть ночи и большую часть дня. Убежищем пользуется круглогодично – летом спасается от зноя и пережидает стужу зимой. В природе врагов практически не имеет. Самый известный из них – волк, также представляют опасность пернатые хищники (беркуты, степные орлы).

Скрытный, осторожный кот манул не спешит ввязываться в драку, предпочитает пережидать опасность в убежище или молниеносно забирается на камни и скалы. В состоянии тревоги хрипло фыркает, урчит, а мурлыкать, как кошка, не умеет. На глаза человеку манул попадается редко, сразу старается убежать, не проявляя при этом ни малейшего любопытства.

Охота и питание

Охотничью активность дикий манул проявляет преимущественно в сумерках, рано утром или после захода солнца. В дневное время, особенно летом, он не прочь погреться на солнышке и поохотится на мелких птиц и мышей.

Рацион манула достаточно разнообразный. Самое любимое и доступное блюдо – пищухи. Не отказывается от насекомых, разных мелких грызунов – сусликов, полёвок, песчанок, хомячков. Если повезёт, добычей становятся зайцы, сурки, птицы, гнездящиеся на земле.

Принцип охоты довольно прост – притаиться, подкараулить, сделать резкий бросок, нанести удар и схватить. При случае манул может воспользоваться лапами и, доставая добычу, разрыть неглубокую норку. Быстрый бег на длинные дистанции не для манула. Такую нагрузку его маленькое сердце просто — напросто не выдержит. Получить желаемый трофей помогают ловкость, природный камуфляж и хитрость.

Размножение и забота о потомстве

Скудные сведения о размножении в природе объясняются скрытым образом жизни этого животного. Пик активности отмечается один раз в году и приходится на февраль – март. Перед спариванием кот манул нежно ухаживает за самкой, всячески привлекая её внимание, отгоняет других самцов. Добившись цели, навсегда скрывается в дебрях своих владений.

Беременная кошка манул разрешается потомством в заранее подготовленном логове не позднее, чем через 2 месяца после зачатия. Приплод не малый – от двух до шести котят. По наблюдениям учёных количество детёнышей манула иногда может достигать восьми и даже десяти.

Малыши рождаются слепыми, маловесными (от 100 до 300 грамм), длиной не более 12 см, глаза открывают на 10 – 12 день. Кошка манул вскармливает котят молоком. Растут они быстро: к двум месяцам маленький манул весит почти 500 грамм, в 3 – 4 месяца выходит на первую охоту, в 6 – 8 месяцев приобретает размеры взрослой особи, в 10 месяцев обретает половую зрелость.

В неволе животное живёт 11 – 12 лет. Приближенные к привычной жизни условия можно создать только в зоопарке. Но даже там акклиматизация проходит сложно — у манула снижается иммунитет, животное начинает болеть.

Защищённый вольер быстро становится родной средой и надёжным убежищем. Новое место жительства манул освобождает от чужаков с помощью зубов и когтей, стойко защищает от посягательств в дальнейшем. Питаются эти хищники в зоопарке привычной для них пищей, ведут активный образ жизни, могут размножаться и ухаживать за потомством. Детёныши манула, рождённые в неволе, имеют низкий иммунитет и подвержены болезням, довольно часто не доживают до половой зрелости.

Манул в домашних условиях – явление редкое, непредсказуемое. Животное отличается неукротимым нравом, практически не поддаётся одомашниванию, сторонится человека и других домашних питомцев.

Взятый маленьким беспомощным котёнком, домашний манул быстро забывает тех, кто его выкормил или пытался приручить. Проявляет черты хищника уже с четырёх месяцев, в ответ на ласковое движение по отношению к нему может молниеносно наброситься, поцарапать и даже укусить.

Хозяину пушистого зверька придётся смириться с разорванными в клочья обоями, испорченными навсегда занавесками, мебелью, а если учесть сумеречный образ жизни питомца – с бессонными ночами. Определённые неудобства доставляет повышенная пушистость животных — домашние манулы постоянно линяют, сбрасывая с себя шерсть лохмотьями, требуют частого вычёсывания и прочих гигиенических процедур.

Котята манула, попавшие в неволю, часто болеют по причине несовершенного иммунитета. Вылечить их сложно, а порой и вовсе невозможно. Болезни досконально не изучены, специальные методы лечения для них отсутствуют, стандартные не подходят.

Купить манула совсем не просто, настоящие заводчики встречаются редко. Ловить животных запрещено, и они охраняются законом. Об этом необходимо помнить, приобретая питомца с рук. Прежде, чем решится на такой поступок, следует всё хорошо обдумать. Понятно одно – нормальная и полноценная жизнь ждёт манула в дикой среде или зоопарке, но ни как не в квартире. Цена животного на рынке начинается от $3 тысяч.

Зима зимой, а покатушки по расписанию!
Так думала Киса, собираясь в гости к другу.
На минутку, не только к взрыкивающему Петровичу, цепляющемуся шипованными шинами за покрытие, не важно какое, цеплялся он, как когтями, как саблезубый тигр *моя добыча!* — крался тихо шурша, но и не сильно заботясь о тишине — хищник, огромный хищник и она его прекрасно чувствовала!
У Петровича появилась соперница — нет, не Киса, Киса как раз служила средством утешения, а вот соперница, свеженькая, белая УАЗочка, пока ещё не нашпигованая тюнингом и прокачкой по уши, почему-то сразу выкрашенная в белые зимние защитные пятна, потому и белая.
Ах, как ревновал её Петрович к Манулу, не заводился уже под жёсткой рукой хозяина и вообще капризничал и страдал.
— Как бы не самоубился. — вздыхал Манул, горестно вытирая руки после очередных зихеров авто.
— А ты их не ставь в один гараж, места нет что ли?
— Так давай я Петровича тебе подарю? Он и так тебя обожает, прямо любовь с первого взгляда!
— Куда я его, вот в гости к вам приезжать буду, и заодно пробовать машинки будем — поля свободные в округе есть?
— Полей завались, приезжай! Захочешь забрать, документы перепишу сразу, слышишь?
Слышу. Думаю. Знаешь же что хочу, мечтаю, вожделею машину, именно такую, с которой не забалуешь, но и не подведёт тебя на сложной ребристой дороге, будет как влитая цепляться колёсами за землю, лишь бы ехать громко урча на весь мир о счастье и скорости!

— Хозяева дома? — не заходя в дом стукнулась в створки гаража.
— Как же не быть, когда тут ждут и именно тебя! — Манул вышел как всегда, вытирая руки ветошью.
Ага, на первый взгляд ветошью, а на второй белейшим вафельным полотенцем — Киса таких даже на кухне не держала, потому что одноразовые!
— Всё чинишь?
— А ты всё шалишь?
Это он о шапочке с ушками — а что, удобно, щеки не мёрзнут, и весело — почти всегда праздник.
— Тебя за какие уши драть надо? Ты почему не сказала о свадбах этих хитрых хвостов? Меня тут на почту фотками закидали и сожалениями, о нашем отсутсвии — сейчас тебя буду воспитывать, как же можно такую информацию от меня скрывать!
— А я и не скрывала, я тебя прямо спросила — ты поедешь со мной в Японию — ты что сказал? Не могу, работа, заказы.
— Покатушки отменяем? Ругаться будем?
— Не хочу ругаться, хочу Петровича и в поля!
— Тогда догоняй, мне проверить надо её маскировочные свойства!
— Всё-таки она — Петрович не простит. Как назвал то?
— Княгиня! Я ей и электростеклоподъёмники уже поставил и кондишн, красавица! Поехали, а?
— Поехали!
Сумка полетела в угол, я за руль Петровича, манул за руль Княгини, и покатились!

В поля выехали очень быстро, а вот в полях я их тут же потеряла, Петрович нюхом изменников чуял и в последний момент рыком предупреждал меня об их появлении в заснеженном поле! Как раз хватало запаса времени вильнуть в сторону и уйти от столкновения — хоть и железо, а бить жалко!

Сыто урчащие звери ровно ехали к дому, после пары часов в полях — водители, казалось, даже уже и не управляли ими, перемигивались дальним светом и кивали устало.
— Заезжай в гараж, мыть там буду. — Манул пропустил на Княгине Петровича со мной вперёд и махнул рукой.
Заехали, нырнули в уголок и затихли.
— Ну, чего сидишь? Вылезай — мыться и обедать.
— Ага, сейчас. — и кажется отключилась.
— Ты как кукла лёгкая, а выглядишь серьёзной дамой. — тихо на ухо шепнул мне Манул, а я начала просыпаться с ощущением его рук и равномерным покачиванием.
— И куда ты меня несёшь?
— В ванну! — удивлённо протянул он.
— В одежде?
— Ну, раздену там прямо.
Вот тут у меня глаза и открылись.
— Я сама. разденусь, спасибо, что донёс!
Пожал плечами и прикрыл дверь за собой.

Да, так и общаемся — друзья, брат и сетсра, угу. дальше ни-ни.
И провоцировать его неинтересно, играть и заигрывать — максимум шлепок по попе и шалунишкой обзовёт. И ведь знаю, что он не импотент, что активный и очень даже — домработница жаловалась и пачками бельё выкидывала при мне из всех комнат. кроме самой первой — в ней мы так и ночевали в обнимку, если я у него оставалась, но.
Детский сад, ясельная группа — как ещё скажешь?
Ну и ладно.
Контрастный душ, куча ароматических масел — люблю запахи, даже сама коктейли и букеты составляю, под настроение.
Вот и сегодня: пачули, сладкий апельсин, иланг-иланг. хватит, а то уже совсем восточный и тяжёлый аромат получается. Промокнула лишнее полотенцем с влажной после ванны кожи и оделась в домашний халат, уютный, огромный, махровый халат с капюшоном на мокрые волосы. А то любит Манул проветривать комнаты, когда я после ванны.

— А ты чего в халате? Можешь одеться, а то у меня мама приедет, я вас познакомить хочу.
Я так и развернулась на месте с полуоборота.
— А зачем мне твоя мама? Мне мама не нужна, я с мамами не знакомлюсь, понимаешь?
— Не понял? Она мировая, слышишь?
Быстро покидав свои вещи в сумку, переоделась и рванула на остановку — автобус подошёл сразу.
Знала, что он едет на машине сзади. чувствовала и слышала напряжённое рычание Петровича, но это лишнее, нельзя так, не сейчас.
Телефон разрывалася от его звонков, и от смсок от Лис, от обеих. музыка в наушниках кричала, сердце молчало.
Замерло и молчало.
Свои, домашние не звонили. им я не нужна, а тут прямо концерт.
— Да возьмите вы уже трубку, а то парень на прокачаном монстре скоро автобус будет штурмовать. — соседка по сиденью не выдержала и высказалась.
Ну да, звонок ещё можно отключить, а вот попискивания смс не получалось.
В городе выскочила на ближайшей остановке и сразу запрыгнула в метро — там он не достанет, не найдёт, не успеет.

Зачем я тебе, ты даже не просил ничего ни разу, не говорил, не спрашивал, не было ничего. только машины, техника, еда и . и ничего больше, я же не кукла.
А ведь ехала просить Петровича на недельку. надо очень машину в городе, ну очень надо. а тут.
Закрыла дверь дома и звонки сразу прекратились — может аккумулятор разрядился? Нет, всё в порядке.
Выглянула во двор — Петрович припаркованый стоит, рядом никого.
Я буду думать, что делать завтра!
Сегодня уже поздно, пора спать.
Да и завтра дела прямо с утра.
Ну и ладно.

Утром осмотрела заснеженного Петровича, нашла в потайном месте ключи, села, включила зажигание, прислушалась к себе и машине — ничего, у себя нет угрызений совести, у машинки ровное взрыкивание на оборотах. Поехали.
Манул настиг во второй половине дня в районе дурацких центральных улиц.
— Ты это, кончай выёживаться, машина твоя, но поговорить со мной по человечески можно?
— Меня уволят, если я через пять минут не буду там где должна! Давай вечером разговоры или ночью, я сама приеду.
Помотал лобастой башкой, хвост прямых волос упрямо бился о воротник куртки, замычал, как будто зубы болят.
— Пожалуйста, прости, пойми! Ты же не спрашивал ничего никогда, про Лис спрашивал, про себя рассказывал, а я. как будто вся в парче и золоте купаюсь, я работать должна, у меня мама и дочка на руках — они кушать хотят!
— А муж?
— Какой муж? — опешила я.
— Ты же замужем, не можешь быть одна, такие женщины не живут одни, о них заботятся — салоны, парикмахерские, массаж, курорты, ты же. нет? — до него дошло и понимание промелькнуло в глубине глаз.
— Я не одна, у меня мама и дочка. И кот. Старый. Любимый.
— Где у тебя начальство сидит — пошли. — схватил меня за руку и потащил в другую сторону от офиса.
— Манул, остановись, я не понимаю! — взмолилась я.
— Сейчас тебя увольняем, принимаем на новую должность у меня и едем в отпуск к Лисам — они уже меня достали звонками по скайпу — зачем ты вообще им скайп мой дала? — кортко и ёмко, но непонятно объяснил он.
— Сами взяли. Я не могу уволится, у меня стаж-пенсия-отчисления и прибавка в конце года с тринадцатой — знаешь такой пережиток прошлого? А ещё дочка умирает хочет планшет для рисования и я его ей могу купить только на эту чёртовую тринадцатую — понял? А я должна, потому что дочка отличница!
Он взял себя за лицо, потом схватил меня, потом покачал головой и процедил:
— Какой же я идиот! Ну почему ты молчала? Веди быстрее успеем, и планшет, и тринадцатую, у тебя уже и так за два месяца оплата висит, мне надо за авто-тесты тебе всю сумму перечислить, не в конверте же отдавать!

Через час, потная, с ворохом бумаг и документов, абсолютно не понимающая, как можно меня отпустить без двухнедельной отработки да ещё и с перечислением той самой пресловутой тринадцатой и отпускных, и сиротливым пакетиком личных вещей я стояла на пороге родного раньше офиса и смущённо улыбалась глядя на курящего с нервов Манула.
— Ты же не куришь. — повела я плечами пытаясь запахнуть куртку занятыми бумагами руками.
— С тобой не только закуришь, но и запьёшь. Поехали! — и двинулся к Петровичу.
Усевшись в салон на пассажирское сиденье, распихав предварительно все бумаги по пакетам и папкам, я протянула ключи хозяину машины.
— У меня свои. Я Княгиню продал, вот сегодня как раз и продал, мне заказ ещё на пять таких дали, с предоплатой, а поступление железа только через месяц — пока привезут, пока до ума доведём в салоне после завода-то. Поехали со мной в отпуск, а? Я же с ума сойду один и без работы маяться. Это я тебя уговариваю, если что! — выруливая и вклиниваясь в поток авто на дороге произнёс Манул.
— А вот и поеду! — нагло и упрямо заявила я. — При чём за твой счёт поеду, вот!
Он как раз поворачивал к горящему огнями и рекламой автосалону размером с океанический лайнер или приличный космический корабль. Хайтек в дизайне, стекло и бетон, но как красиво!
— Пошли, сейчас тебя оформим, потом напишешь заявление на отпуск, я подпишу и домой.
— Ты тут работаешь? — отвалившаяся челюсть требовала гипса как минимум.
— Типа да, хозяином. Ты не спрашивала вообще-то. — припомнил мне он.
— Я же тебя знаю, мои грузоперевозчики только здесь машины берут, говорят, что пашут как часы и ремонта долго не требуют — предпродажная подготовка сильная, вот как они говорили. — открыв рот вылезала я глядя на царство стекла и бетона.
— Теперь не твои грузоперевозчики, а наши покупатели. Ну пошли-пошли. — поморщился хитрый котяра и выкинул полную пачку сигарет в мусорку у входа.

— Так, малышня, кто эту девушку обидит — с того шкуру спущу! Санька, бегом её оформляем на авто-тестера или как там эта должность у нас обзывается, и заяву на отпуск с ней напиши — я подпишу, кофе ей и мне, пожрать бы чего, и я у себя, ясно? — прорычал голосом двигателя Петровича Манул и скрылся за стеклянными дверями.
Санька оказался бородатым мужиком, смахивающим на медведя, а не на Саньку. Он лихо забрал у меня пачку бумаг, выдал чашку свежесвареного кофе, усадил в кресло и отобрал пакет с мелочёвкой из бывшего офиса.
За стеклянные двери потянулись сотрудники, тихо-мирно, по одному. Выходили в разной степени задумчивости и скорости, иногда перешучивались с тем монстром, что сидел внутри.
Мимо меня прошли пары, выбирающие авто — даже что-то спрашивали и я рассказала о свойствах внедорожника, просто так, от скуки. прибежал Санька и отвёл меня писать заявление на отпуск, передав супругов продавцу и при этом мило(правда мило) улыбаясь во все 64 зуба.
— Что же вы, у нас продавцы отдельно, тестовики отдельно, оплата несоразмерна — вы на вес золота, не разменивайтесь.
Вот тут уже я похлопала глазами и удивилась:
— В каком смысле на вес золота? Мы просто на машинах катались, ну по трассе, по полям, что такого-то?
— Хм, у нашего хозяина есть талант, талант делать авто удобным только себе — и вот тут нужны тестовики — они должны понять зихера, которые не видны сразу — видимо это ваш талант.
— А можно на ты? И что, много я зихеров незнаючи нашла?
— Можно и на ты, если босс не против, мы уточним скоро. А зихера они такие, он сразу заметит, что и где барахлит под его рукой, а что под рукой обладателя, но не всякий чел сядет в авто без подготовки.
Я решила промолчать — сойду за умную.

Кофе закончился, заявления подписаны, поток входящих в заветные двери иссяк.
Манул выскочил оттуда, как ошпаренный.
— Вот ведь, сам поел, а тебя не покормил, поехали домой? — подошёл, прижал к себе, отпустил и взял за руку.
Я кивнула.
— Славно, молодец, так и продолжим пока, потихоньку!
По дороге говорил про маму, что она скоро уедет, может даже прямо сейчас собирается.
— Мне 33, понимаешь? Она всё ждёт, когда же я женюсь, а я всё работаю, мне некогда! Она у меня учительница — да ты её и не увидишь, не бойся, она поздоровается и уедет — сама водит, я учил, живёт в городе, не любит деревню. Просто потерпи!
— Ты из меня прямо монстра какого-то сделал, что я мам не видела что ли?
— В прошлый раз ты слишком резко среагировала, а она не уйдет, пока я тебя не покажу — что мне, с мамой жить что ли из-за тебя?
Я хмыкнула.
— Ладно, покажешь ей меня, спасибо за новую работу и вообще спасибо, а потом мне домой можно будет?
— Домой? Ну уж нет, я тебя заполучил и никаких больше домой, только по праздникам и на выходные раз в месяц! И соплей мне тут не разводи. — буркнул уже совсем нетерпеливо.
Знакомая по автобусу дорога неслась за окном мелькая столбами и указателями. Фары выхватывали куски пейзажа и мчащиеся навстречу автомобили. Кажется я задремала.
— Устала? — поцелуй, с запахом невыветрившегося за день табака, сильные руки и свежий морозный воздух — какой бывает только за городом, чистый и прозрачный.
Я кивнула и открыла глаза. Уже совсем темно, телефон не звонил — у дочки и мамы совсем другая жизнь, им не до меня и причин задержаться на работе у меня миллион, так что можно пока и не звонить.
— Пойдём. Только как же ты маму в такую темень отпустишь одну?
— А она и не спросит, пошли. Я с тобой, слышишь?
Это здорово, ощущать, что кто-то с тобой. Тёплая рука, уверенное плечо, знакомое дыхание и поток мыслей, в которых, наверное, есть мысли которые текут параллельно твоим!
— Мам, мы пришли! Смотри, знакомья, это Кошка, Киса или как там её лучше звать по паспорту, не важно, ма-ам! — гулко и на весь дом проговорил Манул, стягивая ботинки у двери и выталкивая меня в холл.
— Ну вот и увиделись, а то сын уже все уши прожужжал, женюсь, говорит, а мне посмотреть охота. — дама, явная училка, но не зануда, и очень ухоженая. В джинсах свободного покроя, длинном свитере с горлом и туфлях на каблуке.
— Раздевайтесь, я там стол накрыла, я побегу, у меня с утра уроки. И не провожай меня, а то всё остынет. — подошла, пожала руку, заглянула в глаза и отошла к вешалке у стены.
Сыночка уже держал шубку и помог её надеть. Лёгкий поцелуй его в щёку и она вышла за дверь.

В желудке предательски заурчало и я быстро разделась и сбежала мыть руки.
Ели молча. Не много. Больше убрали в холодильник.
— Она любит готовить, только я продуктов не держу, вот так наездами и приезжает сама.
Я кивнула.
— Ну и чего ты молчишь, ты ей понравилась.
Пожала плечами.
— Тогда молчи, я сам. — и полез целоваться.
Зазвонил сотовый, домашние про меня вспомнили.
— И где ты шляешься, ночь-заполночь на дворе! — это мама волнуется так, моя мама.
Я кивнула и хмыкнула. Манул понимающе встал и ушёл к окну не пытаясь прикрыть наготу — раздеться-то мы успели.
— Нет бы позвонить, предупредить, а то тут какие-то молодые люди, на тебя ссылаются, спать-отдыхать не дают, монтируют сложную систему с компьютером мудрят. Вот слетят у тебя там важные файлы по работе — меня не ругай! — привычное нытьё отличалось сложной системой информации — я выловила слово *работа*.
— Мам, я уволилась сегодня. — вклинившись в перерыв на вдыхание воздуха, успела произнести я и замерла.
— Уволилась! Ты где? А на что мы жить будем? На мою пенсию. — дальше можно было не слушать, дождаться бы паузы.
Манул заскучал у окна, видимо там было не так интересно, как рядом со мной и пролез под одеяло — греться-меня трогать.
— Что она говорит? — одними губами спросил он.
— Что им спать мешают ссылаясь на меня. Я ничего такого сегодня не сделала.
— А, это я комп, графический планшетник, ещё какие-то системы — подросткам интересны, для твоей дочки послал, они уже скоро закончить должны. — у него зазвонил телефон, я прислушалась к тому, что говорила мама в моей трубке.
— . Я ничего подписывать не буду! Дочь приедет и подпишет ваши бумажки. Где ты сейчас? — раздражёный уставший голос уже мне.
— Мама, подпиши, они уйдут, там всё оплачено.
— С ума сошла, они веник попросили и подметают пол — бред какой-то! — видимо хорошо там маму отвлекли, как бы ещё мусор не прихватили, очень уж стараются.
Котяра по своей трубке перестал общаться и опять взялся за меня.
— Так что мне делать? — голос мамы резко вклинился в ухо, от неожиданности я выронила трубку.
— Скажи ей, что занята с новым начальником.
— Спятил?
— Так это же правда. — удивился Манул и полез под одеяло.
Я всхлипнула и схватив трубку затараторила, не дав маме опомниться.
— Мама, я сейчас занята, мой новый начальник решил меня лично проинструктировать по поводу моей новой и сложной работы, поэтому я несколько дней буду вне зоны доступа, прости! Поцелуй Адель и ложитесь уже спать!
— Ада, закрой там дверь и иди чистить зубы, я твою маму буду воспитывать!
Терпеть не могу, когда моё сокровище зовут, как антоним Рая. Аделька, Аделина, Дуся, а тут Ад. ужас.
— Мама, прекрати, мне 36 лет и я взрослая, что ещё ты мне можешь такого сказать чего я не знаю?
— Ты предохраняешься? — диким шопотом мне в ухо зашимела мама.
— Нет, и назло тебе не буду, пока, ложись уже спать! — и положила выключенную намертво трубку поверх одеяла.
— Трудно с ней? — вылез из под одеяла только лицом сомлевший котяра.
— Мы предохраняемся?
— А тебе правда 36 лет?
— А ты точно не еврей?
— Мы будем ругаться или?
— Ты там так хорошо начал, что я нахамила своей маме — продолжай, что бы уж не зря я с ней поцапалась!
— А ты будешь продолжать. — и хитро скрылся под одеялом.
Я тут же нырнула за ним, к его же восторгам!

Билеты и виза уже были, а вот со временем поездки мы так и не могли определиться — то ли на неделю, то ли на месяц.
— Вот позвонят поставщики и свалим оттуда, лады?
— Лады.
— Это ничего, что ты за вещами заехать не успеваешь? — мы уже мчались в аэропорт на офисной машине, решив что петровичу спокойнее дома в гараже.
— Магазины везде есть, главное документы. — улыбнулась я.
— И деньги, хотя бы карта кредитная.
— Платишь ты, я не буду просить лишнего.
— Попробуй не попросить, ты же не знаешь, что нам приготовили Лисы!
И вот тут мне стало страшно — чужая страна, я с документами, но без копейки за душой, а ещё и Лисы.

Лисы радостно встречали нас в аэропорту!
Сзади маячили совершенно разные мужчины — видимо противоположности, не иначе!
У высокой Лиса-Ланы, маленький и хрупкий типичный обнять и плакать, а у скромницы Лисёны-Лины высоченный, как баскетболист, и огромный размерами нетипичный японец с примесью, как потом оказалось русской, ага, забавно!
— Мы едем на тёплые источники на выходные, там всё оплачено, только тебе надо вещей купить, как я вижу! — Лис-Лана хитро улыбалась после всех визгов-писков-обнимашек.
— Я тоже зубную щётку взять забыл! — влез Манул и был зацелован со всех сторон расшалившимися девчонками.
— Верю!

Магазины мы объехали на удивление быстро — не было самоцели шопинга, просто цапнули удобную одежду и поехали в горы.
Хотя, по моему, Япония вся состоит из побережья и гор, если не так, можете меня поправить, но впечатление осталось такое. Камни и море с красотой посередине!
Рёкан(дом путника) уютный, древний, настолько японский, что я пропала надолго!
Разместили в номерах.
Мы переоделись в юката(типа домашнего халата) и спустились в онсен(бани на источниках)
Мальчики в одну сторону — девочки в другую.
— Спрашивай у моего мужа, если что-то непонятно, он понимает по русски, только плохо говорит, смешно. — Лана подмигнула Манулу.
— И про английский не забывай, его здесь уважают. — шепнула я и потянулась за девчонками в помывочную.
Пока мы расслаблялись и балдели в ваннах с минералкой, девчонки дорассказали свою историю подробно, особенно интересно получилось про знакомство с мужьями.
В общем они начали встречатся, и не смотря на то, что обе были девчонками играли свои роли мальчика и девочки дальше — благо Лиса-Лану никто здесь не знал.
— Ты можешь представить себе засаду — у меня начала расти грудь! Это был капец полный, а Лина так смешно каждый раз реагировала на меня в домашнем халате, что я долго затягивалась, но так и не смогла обмануть природу. — Лис-Лана смешно манхула рукой и *мячики* попрыгали по воде к счастливому восторгу Лины!
— Зато как сейчас счастлив твой мужчина. — понимающе протянула я и глаза обеих заволокло пониманием!
— Угу, да, счастлив. Меня тогда так Манул напугал — мы же в ванну попёрлись только из-за суток и больше в перетяжке, как только Лина меня размотала я чуть не сдохла от боли — ну не скажешь тут по другому! Мы пошли отмокать — так на сайте косплейщиков написано, сначала в прохладной воде — потом массаж душем. Вот на массаже он и зашёл, даже защёлки не было, а мы обе мокрые. Лина ко мне, я в шоке от боли и стыда, а тут .
— Ну хоть не посинели?
Обе помотали головой и хихикнули от смущения.
— А когда летели обратно, уже домой — полёт длинный, мы там общались с ребятами — они путешествовали на каникулах в разных странах, а мой так жил даже почти год, вот его друг за ним и заехал.
— Твой?
Лана покраснела и смущённо уставилась на Лину.
Переходы на трёх языках описывать не буду, уж очень забавно Лина изъясняется, а суть получилась такая:
Мальчишки дошутились до того, что наверное они разноцветной ориентации, потому что уж очень влечёт мелкого(Ланы, как раз) к парню( Лане) и уточняли всю дорогу куда именно летят брат и сестра. Высокий без зазрения совести охмурял Лину, Лана таяла от мелкого, поклявшись как только избавиться от бинта под футболкой и рубашкой охмурять его по полной, но не сложилось.
Разбежались после аэропорта и даже номерами не обменялись.
— Представь — я прихожу на работу устраиваться в автомобильный концерн — ну хоть секретарём, прихожу в своём нормальном виде. — Лана вся аж горит, когда рассказывает.
— Соседи давно считают, что их две, два, близнецы! — Лина тоже вдруг загорелась и не смотря на прохладный воздух с улицы( наша ванна наполовину на улицу выходит, а там тоже зима вообще-то!)
— Так вот, а там бегает менеджер — тот самый мелкий! Я блузку поглубже застегнула и к нему: можно к вам на работу сектретарём устроится?
— И? — я притопилась чуток с головой, ну надо освежиться!
— А он меня не вспоминает, но вижу, что в глазах странное такое узнавание и жду!
— А я на улице ждала, мне ещё рано работать, я учусь. Заглядываю, просто уточнить, стоит она или прошла к менеджеру. — Лина прямо вся оживилась и даже отчётливо и понятно заговорила — или это просто я её понимать начала?
— Маляв на неё, на меня, глаза бегают и.
— Где твой брат?
— Ага, а я молчу, а Лина ему, какой брат, сестра вот! и на меня показывает! Так я на работу и не устроилась, месяц пообщались, а потом они решили, что тянуть дальше смысла нет. оба вместе решили, нам сказали — представляешь? А ты как, сразу с ним? С Манулом осталась?
Ну я и рассказала про покатушки, увольнение, компьютерные примочки в доме(которые я ещё и не видела даже) и новую работу.
— Нет, ты даже себе не представляешь, как всё здорово сложилось, мой мелкий где работет? — Лана сверкала глазами и пыталась нас притопить своим бюстом!
— Автоконцерн, ты сказала. — я тихо отплывала к стенке ванны из камня, надеясь, что её уже годами полировали японцы, и не только, и мне уже нечем там оцарапаться!
— Вот сегодня вас отмоем, завтра в музей манги съездим, а в понедельник к мужу на работу поедем, опытом обмениваться — ему премия, мне ништяки, вам свой интерес, лады?

— Лады! — я нырнула и под водой ушла вправо, к лесенке из ванны — ну сколько можно в минералке расслабляться?
— Эй! Не уходи без нас! — Лана и Лина поплыли за мной и мы встретились, уже полностью одетые в общем коридоре с нашими мужчинами, которые устроились удобно в массажных креслах и оживлённо болтали на разных языках об автомобилях.
— Наши планы обсудили без нас? — задумчиво спросила я у Ланы.
— Сейчас уточню. — и тихо, дождавшись перерыва в беседе, задала она несколько вопросов мужу.
— Знаешь, да, они уже обо всём договорились и даже созвонились с переносом времени проверки нового авто на полигоне. Так что два дня у вас тут уже заняты, а может и неделя. как пойдёт. Скажи, что ты рада?
Я приобняла подругу и в желудках у нас синхронно заурчало.
— Ой, только не говори, что ты так же много ешь — я просто не выдержу этого зрелища! — я вытаращила глаза на Лиса-Лану.
— Ха, я ещё ничего — а вот сколько ест мой муж — мелкий он только с виду!
— Понятно, почему ты так ждёшь премию и нишяки! — улыбнулась я.
В местной едальне оказалась комната для приватного общения — её-то мы и заняли, запасшись объёмным обедом-ужином, судя по времени, отсюда уже только спать пойдём.

Саке — мне же нельзя пить, но тут традиции.
— Сейчас делаем по глотку, сначала мужчины. — Лана вроде и сидела близко ко мне, но Лина всё равно делала большие глаза и была чем-то недовольна.
— Теперь мы. — отпила из чашки своего мужа.
Я тоже попробовала — гадость не гадость, но в желудке взорвалась бомбочка.
— Надо было их предупредить! — Лина огорчённо смотрела на улыбающихся мужчин.
— Ну да, предупредишь пару, что их поженить хотят, а они сбегут! Манул, Киса, теперь вы муж и жена, поздравляем! Это наши традиции, ну можно конечно ещё по глотку, а потом ещё и всё из трёх разных чашек, но начало положено, ура!
— Это как это, выпил саке, дал выпить своей женщине и всё, повязан по гроб жизни? — хриплый голос Манула забавно звучал в помещении отражаясь от пола и раскатываясь руладами под потолком.
Мужчины согласно и довольно закивали.
— Ладно, что уж, согласен! — он притянул меня к себе и чмокнул в губы у всех на глазах.
— А меня ты даже спрашивать не будешь? — одними губами уточнила я.
— Тебя спросишь, потом будешь тебя вызванивать по всему миру — нет уж, женаты и всё, моя женщина!
— Твоя. — я довольно чмонула его в ответ.
— Уф, самое сложное сделали, теперь осталось на котяру кимоно померить, но это завтра! — Лана довольно пригубила саке за мужем по второму кругу, и они весело и дружно стали уничтожать вкусняшки, стоящие перед нами на столе.

К концу ужина Манул уже лежал, рассержено морщась с непривычки сидеть на полу, на затёкшие ноги:
— Ну эту вашу половую жизнь, чего стульями-то не запаслись? Стоят же в коридоре массажные красла — хоть бы одно сюда принесли.
Лана и Лина хохотали вовсю, а я только тихо улыбалась, самой привыкать ещё надо, уже сотню раз меняла положение ног и всё равно неудобно. японские мужчины недоумённо переспрашивали и уточняли перевод слов, смысла, шутки.
Разошлись по комнатам, сговорившись утром не торопиться и рано не вставать.
Всё-таки у нас с Манулом часовая акклиматизация.
А мы уснуть не могли.
Ушли в этот самый массажный коридор, посидели в креслах, прогулялись по саду, налюбовавшись на красоту при свете полной луны и опять вренулись в номер.
— Холодно, жестко, всё на полу — как ты это терпишь?
— Со смирением.
— Не хочу со смирением, хочу диван хотя бы, а не кровать на коврике.
— Ложись спать на меня, хоть частичная мякгость и тепло. — мурлыкнула я.
Дважды повторять не пришлось, стащив постели в большую кучу Манул закопался со мной вместе во всё это и уснул, сразу. Молодец!
А утром разбудил, уютно и по домашнему. Как надо в общем разбудил, заодно проведали ванны, опять, мне с утра даже больше понравилось, бодрит минералочка лучше чем кофе. Но не так, как Манул под боком по утрам — котяра лучше!
Девчонок, абсолютно невыспавшихся, я тоже туда отправила, а уж потом мы завтракали и собирались ехать дальше.
В номере лежал пакет с двумя костюмами — я была удивлена, но не очень — про музей манги вчера уже проболтались.
— Я это не надену, ещё по улицам в халатах не ходил! — я причёсывала Манулу волосы в стиле самураев — зачесала его хвост наверх и сделала петельку, обмотав её шнурком покрепче.
Спорить с ним бессмысленно — надо показать.
Вывела в общий коридор, там зеркало в полный рост и молча же встала рядом.
Выпавшие на шум девчонки тихо замерли, а их мужья уважительно поцокали языками и подошли поправить пояс и складочки.
— Штаны свободные, курка тёплая, многослойность даёт защиту от ветра и снега — что ещё надо? Ночь провёл, как японец — день походи в их одежде, вечером джинсы отдам! — и я ушла переодеваться в свой костюм.
Лана вошла помочь разобраться мне с ремешками и верёвочками — теперь понятно зачем мне вчера удаляли все волосы на теле во время мытья. а я думала это для ванн, чтобы лучше воспринимались пузырьки по телу. Котяра заценил отсутсвие растительности и ночью постоянно поглаживал всё до чего мог дотянуться.
— А сверху у меня ещё что-то будет? Нет, я понимаю, что мы на машине поедем, но до неё ещё дойти надо! И вообще, я согласна, что маска на пол лица скрывает многое, но голый живот, спина, короче я не очень хочу быть настолько узнаваема всеми! — натягивая неожиданно великие сапоги и перчатки-рукава.
— Я не помнила твой размер, тут все любят обувь свободную и на размер два больше. Тебе моё кимоно подойдёт, куртка сверху тёплая будет, но тело надо прикрыть — ты права, тут так по улицам не ходят, только в музее и на фотопленере разденешься!
Я мысленно вытерла пот страха и мандража со лба и подставила руки для кимоно и куртки, дала завязать пояс, поправить всё что нужно, спустить маску на шею — дышать через неё можно, но зачем мучиться.
— Я прихватила ещё комплект одежды, но в неё можно и там переодеться — там много наших будет сегодня, успеем порадовать себя и других!
— Два — это уже много, зачем? Не успеем всё.
— Не успеем — поедем через неделю ещё раз — надо активно проводить выходные!
— Согласна. — и я выпала с пакетом наших вещей в коридор на выход.

Киото, музей манги.
Я говорила, что в Японии всё близко?
Ну относительно близко конечно.
Мы никуда не торопились, поели в закусочной у дороги, доехали в музей засветло, пофотали мой ужасно раздетый костюм на балконе, и уже в другом костюме убежали на улицу — благо солнышко и свет позволяли нам отвлечься, и побаловаться с Лисами вдоволь!
Манул в костюме самурая просто вырубил морально Лисьих мужей и они очень активно ему помогали быть в образе — старались не на шутку, потому что гёджин(иностранец) самурай в Киото, да ещё такой подходящий и колоритный не каждый день встречается!
— Этак заразит ваших мужей косплеем, что делать будете, а Лисы? — вздыхала я притворно под вспышками фотографа из специально приглашённых.
— Отлично, будем вместе работать! — Лис хищно улыбнулась не по канону и на неё дружно все зашипели.

Умаявшись принимать статичные позы и утомив глаза вспышками фотокамер мы тихо собрались и слиняли в сторону домов Лис. Там уже и рёкан(дом путника) нас заждался и тут начались поиски дамы в маске и минимуме одежды, которую видели на балконе днём. не хотелось участвовать в этих поисках, ни с какой стороны.

На следующий день мы вообще никуда не вышли — котяра назвал это восстановлением сил и ничего не деланием — хотя мы были очень заняты, собой, друг другом, и осознанием нас вместе — это очень важно!
— Мы забыли пообедать или поужинать? — застонал Манул после очередного приступа человеколюбия меня.
— Мы и завтрак пропустили — надо поужинать, хотя бы. — выползла из свёрнутых немыслимым комочком матрасов и поползла в душ.
Именно там меня и застали Лисы, вереща, что мужья договорились на работе и пропуск нам выписали, и завтра мы все там, на экскурсии, на работе, на. короче с машинами и их мужьями.
— А покормить нас можно?
— И чем вы целый день занимались, что поесть не успели?
— Даже пытаться объяснить не буду, раз сама не понимаешь. — ворчливо одевалась я, загнав в душ Манула, дико завывающего голодным желудком.
Нас покормили, выдали пропуска — они крутые, даже на проезд и в само здание, я притихла — понятно теперь чем будем тут заняты, а ведь так мечталось побродить по тихим зиним аллеям крохотных парков, посетить хоть один храм. ещё музей, ну и просто. просто!
Так ведь Манулу хорошо. А если ему хорошо, то мне ещё лучше!
А ещё ему предоставили технического переводчика и вот тут и началось славное и самое сладкое для них всех — детализация и нюансы!
А мы успели и в храмы и по окрестным улочкам и паркам нагуляться за всю неделю досыта!
— Завтра новую машину смотрят, будешь участвовать? — Манул устало растянулся на полу, уже не скатывая постель в бесформеную кучу.
— А ты?
— Я твоим штурманом поеду — не забудь, тут правый руль.
Я покрутилась возле него, села рядом, потрогала рукой и притихла.
— Никогда не ездила, хочу!
Кто бы знал чем обернётся — ни за что бы не поехали, но охота сильнее неволи!
Полигон впечатлил даже меня — столько песка, кучь земли, гравия и камней, да ещё хаотично наваленных именно для Японии я не ожидала увидеть!
— И это природная красота. — протянула я оглядывая пустырь, по виду похожий на любой пустырь в России за городом.
— Этот полигон создан на участке земли, построенном из прессованых бытовых отходах нашего предприятия, ни грамма живой земли здесь нет, да и не нужно! Это наша гордость, потому что под колёсами авто гибнет всё живое! — пафосно продекламировал переводчик, кстати отличный парень с яркофиолетовыми волосами — не парик, я проверила.
Манул меня потом чуть не убил, но со смеху ничего не смог сделать!
Мысленно содрогнувшись от мёртвого места я обалденно уставилась на три прототипа будущего шедевра автомобилестроения у ворот.
— Звери просто.
— Ага! — обалдевший от счастья Манул уже полез в *нашу* коняшку и просматривал маршрут в навигаторе.
Лисы чмокнули меня в обе щёки одновременно и метнулись на высокий смотровой балкон — занимать лучшие места, не иначе.
Последние наставления и переводчик слинял туда же.
пятиточечный ремень — как в настоящих гоночных.
шлем — зачем?
Манул тоже натянул шлем и мы потряслись по кочкам-буеракам с рёвом мотора и подпрыгиванием в креслах космонавтов!

Привыкать к другому углу зрения во время вождения недолго, опасно было приближаться к другим машинам — чего я сначала и не делала, просто поехала сзади всех, позже всех, осторожно пробуя конфетку на вкус-цвет-размер. Ходовые качества мне понравились, а вот устойчивость на трассе не очень, мы повертелись на колдобинах и съехали кубарем через боковые стойки, крышу, опять на бок и встали на колёса.
Как встали — так и поехали дальше, хотя в наушнике шлема настойчиво орали на всех языках похожее на стоп — так не для нас, мне показалось, орали. Мы же нормально поехали дальше.
Манул дальше подавал команды, где свернуть, что и на какой градус крутить, сбавлять скорость или. короче мы покрутились ещё минут пятнадцать и подъехали к воротам проходной.
И нас с Манулом живенько загрузили в две разные машины скорой помощи и увезли в неизвестном направлении. при чём ни Лис, ни их мужей, ни переводчиков с нами не пустили. капец, я в шоке. А когда я в шоке, я начинаю сильно плохо себя вести. Успокоительное кололи держа меня втроём уже в больнице — до водителя я не добралась, а вот фельдшеру и медсестричке досталось. не, не побила, просто связала его стулом, а ей кулак показала, сама не рыпалась больше! А когда двери открыли, тут я и спасовала после тёмной машины на ярком свету, не туда простыню кинула, чтобы бежать и попала в руки мелкому врачу японцу — ну и сильные же они.
Успокоил меня правда Манул.
Просто подошёл и повёл в здание, лекарство ещё не подействовало — меня трясло.
— Через крышу перевернулись? — уточнил он.
— Ну и? — недопоняла я.
— Томографию сделают, кости проверят на целостность и отпустят, утихни.
— Сразу сказать не могли?
— Они и сказали, на японском, ты же не понимаешь.
— Не понимаю. — согласилась я, — а переводчик нам на что, а Лисы?
— А Лисы сейчас пишут объяснительные, вместе с мужьями, их шефами, прочими свидетелями перевертоца нашего, что нас никто не толкал, не пугал, ничего нам не увечил намеренно и авто, наша коняшка, в нормальном состоянии!
— Дык, мы ж кучу бумаг подписали, что вся эта ерунда под нашу с тобой ответственность! — возопила я на весь больничный коридор.
— Не парься, если всё в порядке, будем вечером дома.

Вечером дома, вернее в рёкане, был одинокий Манул — меня не отпустили.
Консилиум врачей непонятно объяснял мне на чистом японском языке, что мне лучше полежать, отдохнуть, отоспаться, что и подтвердждал ошарашеный переводчик сияя счастливой улыбкой в 64 зуба.
— Что они от меня хотят?
— Только поспите, анализы все хорошие, поспите, не волнуйтесь, завтра утром вас отпустят.
— А мужа моего зачем отпустили, пусть его обратно вернут! — умоляла я, ну уж очень не хотелось быть одной в незнакомом месте.
— Нельзя мужа, совсем нельзя. — испуганно заскулил бедняга, дежрась от меня подальше, но так, чтобы кричать не надо было.
— Не бойтесь, я не буду вас больше за волосы трогать, если не хотите. я просто не поверила что у вас свои волосы, так красиво покрашены. Простите меня, пожалуйста и не бойтесь больше! — взмолилась я в ответ.
— Я и не боюсь! — смело шагнул он вперёд и тут же сдал назад, — Вам волноваться нельзя и мужа нельзя, совсем, до завтра, так врач сказала.
Я отвернулась от него и сделала вид, что сплю.
Вот ещё — мужа нельзя.
Потом, после ухода фиолетоволосого няшки, я ещё раз рассмотрела свою томографию — вот же, умеют делать! Вся как на ладони, а уж тазовые кости вообще суперпрелесть, в три де картинки есть!
Разглядела и отделение. чего? яйцеклетки, блин!
Капец, это они за моё чёртово зачатие взволновались, у-у-у-у, японАврачи! Что б их.

После такого открытия я успешно проспала свою выписку, меня просто разбудили утром и забрали домой!
А уж потом я Лисам высказала всё, что думаю о японАмедицине, вмешательстве в личную жизнь и прочая!
— Они же хотели, как лучше, у тебя целый выводок его хвостов там плавает, вдруг зацепит?
— Это я буду решать, каким хвостам кого цеплять! — не на шутку взволновалась я, Манул же счастливо лыбился, как будто ему сказали что-то волшебное.
— А ты чего? — прицепилась я к нему в нервах.
— А-а-а, мало того, что у тебя всё в порядке, у меня старый перелом полностью исправился, пара дней для делание потомка ещё есть в запасе — это мне японцы, как на духу выдали, и вообще заявили, что у тебя организм — как часы, родить и выносить не только способна, но и должна, так ещё и наши железячки со всех сторон на таможнях выкупаются партнёрами и приехали к мастерским — можно домой ехать! — обниматься и целоваться полез.
Конечно, перспективы-то у всех разные!
— А тебе бы только детей делать. — ворчливо заныла я.
— Хм, процесс отличный, затягивает не хуже создания суперавто! Неужели ты против? — участливо и даже грустно уточнил Манул.
— Ты машинки не рожаешь. потуг, мук родовых, схваток нет, и жрать больше чем нужно не будешь на протяжении девяти месяцев, и дирижаблем на ножках, не станешь и. — уже по полной скулила я, уткнувшись ему в плечо.
— Кто такие глупости тебе сказал? Про дирижабль на ножках? А ему ножки выдерну и вместо ручек вставлю — только покажи.

Вот в таких противоречивых эмоциях мы покидали гостиприимную страну Восходящего Солнца!

Лисы нас быстро собрали, напихав полные сумки сувениров и вкусняшек, надавав координаты связей с мужьями, офисом, прочие нужные контакты, даже сотовый переводчика в мой телефон забили — мне-то он зачем, выяснять у какого парикмахера красоту наводит? Так где он и куда я еду!
В самолёт грузились ночью, прилетели опять ночью, до работы пока доехали — уже день!
Пока разбирались с партией машин, потом ждали весточки от поставщиков про партию компьютеров для них, потом обедали-ужинали заодно и сразу, а потом.
— Куда нас сейчас везти?
— Давай ко мне заедем, я по дочке соскучилась.
— Подарки завезём заодно, не поздно ведь ещё?
— Не поздно, время рабочее пока.
Приехали.
Лучше бы и не приезжали.
Мама завелась лучше самой крутой иномарки, с полоборота и навсегда!
Даже слушать меня не стала, только у нудела о своём да о том, что я за деньги олигарху продалась, грех какой — с начальником сплю, вот в такой манере и без перерыва на слёзы и причитания.
Всё это в её комнате, но слышно.
Манул ушёл сразу в комнату к моей дочке и тихие писки, приглушённое шуршание бумаги и пакетов давали мне знать, что хоть там всё в порядке.
Вот мне интересно — мне надоест это слушать и я заберу дочку и никогда порога этой квартиры не переступлю больше или она устанет?
— Мам, мы хотим Аделину забрать на новый год. — устало от её *открытий* произнесла я.
— Ни за что! У девочки завтра ёлка в школе, мероприятие важное для становления коллектива!
— Значит завтра после ёлки заедем, в смысле после работы.
— Знаю я вашу работу, будешь там кувыркаться со своим олигархом! Не пущу девочку растлевать!
Я уставилась во все глаза на родную мать, а потом недоумённо на Манула, нарисовавшегося в двери её комнаты.
— Ты это, может поедем, растлеваться дальше, а то у нас с тобой японцами время отмеренное не зачатие закончится — так наследника хочется! — и вытянул меня из комнаты своими крупными мозолистыми руками, прямо вот никак не олигарховскими, ну никак, после просмотра сегодняшних железок особенно!
Пришлось идти под хихиканье любимой дочки — с ним спортить, это не с мамой, не справлюсь наверняка, уж очень доводы соблазнительные.
— Во сколько вас завтра ожидать? — помертвевшим голосом съязвила мама.
— Мы Аделину из школы заберём, она с собой вещи возьмёт, а на пока я Кисины вещи прихватил, девочки ваши умницы! А то она меня в моей же рубахе растлевала два дня дома, как я её с работы уволил!
Наши с дочкой расширенные от ужаса глаза не шли ни в какое сравнение с рисовкой в аниме — больше, намного больше.
— Даже халат ей купить не может, жадный какой олигарх попался! — вздохнула мама и закрыла за нами дверь своей комнаты — видимо ушла предаваться страданиям о несовершеснтве мира!

Звонок в дверь порушил планы сбежать с этого сюрреалистичного представления по заявкам!
У всех нормальных людей бывшие — это бывшие, а мой бывший периодически нарисовывается перед новым годом поздравить нас с наступающим. С неизменным кульком дешёвых конфет в потных ладошках.
— Здравствуйте. Станислав! — задирая голову и подслеповато щурясь произнёс отец Аделины и протянул ладошку Манулу.
Они щедро обменялись рукопожатием, отчего бывший сплясал подобие джиги-дрыги и долго тёр ладонь за спиной.
— Я к дочке! — обходя меня по безопасному периметру он протиснулся между стеной и мной и протянул конфеты дочке.
Та взяла, положила их на тумбочку.
— Ну что? Вас проводить, Станислав? — Манул взмахнул рукой в направлении входной двери и бывший испарился в секунду.
— Куда он делся, только стало весело! — под хихиканье дочки возопил котяра.
Я заткнула Манулу рот поцелуем, потому что больше на него ничего не действовало, и вытащила из квартиры.
— Мась! Я тебе там покидала вещи в сумку, но завтра ещё прихвачу, только скажи, что тебе надо!
— Доча, ничего мне не надо, завтра тебя заберём, а потом глядишь снежная гадюка и оттает . или буду тебя в школу возить каждый день, лады?
;Дочка махнула рукой и захлопнула дверь в квартиру несчастий.
А уж грохот и хохот с которым мы сбегали с лестницы надо было слышать и видеть — не иначе старшеклассники с уроков отпущенные!

Утром завезла Манула в офис и поехала к дочке в школу, на ёлку.
Уехали мы вроде бы из зимы, но из зимы японской, а приехали в нашу в русскую зиму — красота на улице завораживала чистыми огромными и пушистыми сугробами! Уютно ходил дворник и чистил смешной техникой с выдувом снега тротуары. Понаблюдала за ним, потом отправила смс дочке и пошла в здание школы.
Дети всегда просто дети, даже если они в средней школе учатся.
Новый год и ёлка — всё равно карнавал и дети это всеми силами поддерживали.
Пофотографировала, порисовала — куда же я без блокнота и карандаша.
Потом быстро запихали сумки в багажник машины и задумались с дочкой — куда ехать?
— Мам, я же там не была. мне неохота без хозяина в доме чужом.
Прислушалась к себе — без котяры там просто дом, не хочу.
— И я не хочу без него, поехали в магазины?
— А тебя на работе не потеряют?
— У меня пока и работы нет, но за ранее сделанную что-то на карту кинули уже, я проверила утром.
— Мась, а у тебя любовь или влюблённость? Вы чего вчера про делать ребёнка говорили? — дочка смущенно отвела глаза.
— Любовь, влюблённость. доча, я даже не знаю, как назвать наши отношения — дружба с элементами взрослой жизни? А что, ты волнуешься, что я тебя бабушке навсегда оставлю? — догадалась я.
Деть кивнула и слезинки закапали на джинсы.
— Какие глупости, не оставлю. Поехали в кафе посидим, потом купим еды на ночь и Манула заберём с работы — сам он не уйдёт, я его уже немного знаю! Только придётся делать голодный вид, он нас пожалеет и домой повезёт, кормить и любить! — я подмигнула дочке и увидела на её личике смущённую улыбку.
Глупые мы, накупили книжек, еды, прихватив пару лент мишуры и коробку с конфетами — на всякий случай и завалились в офис.
Дочка в офисе по стенке ходила, пока её Санька не расшалил!
Представьте огромного волосатого медведя(в смысле длинноволосого с вьющимися волной причёской) парня, который бегает за моей деть вокруг автомашин взрыкивая и периодически отлавливая её и подбрасывая на руках! Визгу счастливого было. А ведь поначалу даже глаз не поднимала, меня за руку и по стеночке-по стеночке.
— Ты за мной приехала? — Манул появился неожиданно и не со стороны кабинета — видимо занят был с потавщиками или техниками.
— Мы за тобой приехали, можно?
— А чего без меня домой не поехали?
— Посовещались и решили, что с хозяином сподручнее.
— Умницы! А то у меня там мама, хозяйничает — она соскучилась и напросилась, скоро уедет, я мне даже позвонить некогда было, хотя я тебя раз пять набирал и не успевал дождаться звонка.
— Про звонки я так и поняла, сама звонила — ты трубку не берёшь. Серьёзный ты человек, котяра, занятый!
— Я — да, очень, сейчас вот тобой занят, потом твоей дочкой в дороге займусь — ты же сама поведёшь? А потом маму позанимаю и на всю ночь твой, навсегда твой. — серьёзно и не отрывая глаз произнёс мне в лицо.
— Хорошо как звучит. Заманчиво!
— Ты точно вся здесь?
— Вся.
— Я дома проверю! У меня дверь в кабинет не запирается, а то пока Санька твою мелкую отвлекает — я бы тут, ух, и нахулиганил бы. — прижал меня к себе, пожамкал и отпустил от греха.
Санька тащил мою мелкую на плече, как охотник добычу.
Мелкая, совсем не мелкая, но Саньке в самый раз, бултыхалась руками и ногами — видимо умаялась деть бегать.
— Куда её? — пророкотал ничуть не ставший тише голос медведя парня.
— А жертва в чувстве? — сочувственно уточнила я.
— Мась, я жив, только уже и не жив. — и хвостик на макушке махнул вверх-вниз.
— Значит забираем, кормить и любить! — я махнула в сторону Петровича и уцепилась за мозолистую руку Манула.
— Санька с собой не берём, надо будет вызвоним, с командой спасателей! А то не прокормим.
— У него девушка. Уже два раза звонила, но он тебя боится, вот и не ушёл, а гормоны в беготне с мелкой сгонял. — я бодро шагала рядом с котярой.
— Девушка? Понятно. мало премию человеку выписал. не знал. Я ему как одинокому мужику на пьянку только. а на девушку надо больше.
— Санёк, ты давай беги, раз тебя ждут, слышишь? С новым годом! — вынимая мою дочку из цепких рук Санька Манул живенько погрузил её на заднее сиденье авто и сам полез рядом со мной.
Деть улеглась комочком и уснула, а мы поехали по уже знакомой дороге.

Доехали уже затемно — а ведь время идёт.
Ёлка во дворе стояла очень красиво заснежена, но без украшений — я её пофотала и ушла в дом, придумывать чем бы нарядить трёхметровую красавицу, а Манул уже за это время всё придумал!
— Вниз повесим морковки для зайцев, посередине можно кусочки хлеба, а повыше сало для синичек — я такого сала в морозилке заморозил и держу, синичкам понравится! — он притащил коробку с морковью мытой и нитки вроде шнура и уселся посреди гостинной привязывать петельки.
Аделина уселась рядом с ним, а я пошла рыться в морозилке — сало искать.
Достала сало на разморозку, пристроила продукты на полки, кое что запихнула в духовку, что-то в мультиварку — и такой девайс нашёлся на поверхностях кухни Манула. Капустную кочерыжку от салата так же разрезала и обвязала шпагатиком от коробки с пирожными, унесла в коробку с морковками и выдала сало нарезанное кубиками страдальцам украшателям.
— У нас ещё три часа до полуночи — успеем! — и рьяно взялись за второй круг петелек.
На кухне стояла пирамидка из мандаринов — это кроме пирогов от мамы Манула. Я обмотала пирамидку мишурой и закрепила её конфетами из дочкиного подарка от папочки. чего добру пропадать, пусть хоть гвоздями послужит — вот такая вот мандариновая ёлочка и украсила наш стол в праздник!
Веточки большой ёлки не прогнулись и выдержали все украшения, Сало конечно вешали со стремянки, уж очень высоко синички летают. орехи тоже пошли в ход — а вдруг белки заглянут — леса же кругом.
После мы быстро ужинали, благо набегались по двору вокруг ёлки, и пели песни.
Как-то так получилось, что мы забыли включить компьютер, ноут тоже и нас поздравила с новым пришедшим годом мама Манула по телефону. Под наш с дочкой тихий смех над его ухмылочками:
— Ну мам, ладно тебе, ну забыл про бой курантов — нам хорошо, да поели, пироги вкусные и салаты тоже! — врал делая круглые глаза, а я только показывала в холодильнике называемое им или на столе — потому что до пирогов наши аппетиты не дошли!

А утром Манул спросоня вытащил нас всех из постели в снегу валяться. прямо в пижамах, как спали!
И это вместо поисков подарков под ёлкой!
Дочку загнала потом в ванну, но она так и попискивала, что хочет ещё!
— Там, в нашей ванной, твой подарок для меня, сделай пожалуйста! — и не пошёл показывать, хитрюга!
Прикрылся разогреванием завтрака-обеда!
А я даже и догадалась, и не удивилась, сделала тест на беременность и положила ждать результат на коробочку, убежав завтракать с семьёй.
Как звучит: завтракать с семьёй!

А потом нас завалили Лисы по скайпу воплями о нерадивых пользователях, которые инет в новый год отключают и сотовые — ага, у Манула тоже разрядился, очень удачно, у дочки на беззвучке, а у меня ещё с вечера уснул в нирване, что его всего измучили!
— У нас теперь главное украшение стола что? — пищали Лисы в две вебки разом!
— Торт! Пироги! Телевизор! — в разнобой отвечали мы.
— Главное украшение стола — ноутбук с включённым скайпом! Мы раньше вас новый год встречали, могли бы и поздравить! — по прежнему в унисон с двух веб камер, они что сговорились или репетировали?
— Поздравляем!
— А меня ещё не поздравила. — подхватился Манул и ичез в ванной.
Появился очумелый, с зажатой коробочкой в кулаке вместе с тестом и. счастьем в глазах.
— Покажи. — охнула я и разжала его пальцы.
— Фу, не над столом же. — поморщила нос дочка.
Лисы запищали, что им не видно и я пихнула тест в вебку.
— А фиолетовые полоски — это непонятно мальчик или девочка? У нас оранжевые обычно или голубые. — Лис-Лана заинтересованно косилась на крупный план, потом сделала снимок со своего экрана и скан показала мне — на память.
— И розовые бывают и зелёные, даже жёлтые, но их плохо видно, их на чёрных тестах делают! — Лина-Лисёна включислась в обсуждение уже сама.
— А у вас как? — решительно пресекая обсуждение моих новостей спросила я.
— А у нас две на двоих — рано ещё или тоже надо перевернуться на машине кубарем, чтобы вот так сразу получилось!
— Я вам перевернусь! Лисы! Всё ещё будет, время придёт и будет!
— Ты там за котярой присматривай, а то у него как бы крыша не съехала от радости! — Лис-Лана ещё пожелала нам всякого и отключилась, за ней и Лина тоже.
Манул так и стоял, бедняга.
— Ну что же ты? Так хотел, радовался, а сейчас и слова доброго не скажешь? — я подошла к нему и обняла тихонько.
— А я тебя в снег утром. а вас же теперь двое. вот дурень-то!
Дочка, тихо смеясь, убежала в свою комнату, прихватив половину пирогов, оставшихся от завтрака с тарелкой вместе.
Весёлый новый год — такого дурня в чувство приводить, но я справилась!

Заскучать мы не успели — дочка пошла снеговика лепить и Манул убежал ей помогать их собирать, а меня выпустили из дома, только укутав по уши и с фотоаппаратом наперевес, когда закончили.
Я наворчала на них, что снеговики неправильные, среднерусские, а нам и японский нужен. Дождалась ещё двух комов на свежем воздухе и с удовольствием всех пофотала, благо никто не убегал и не прятался, это я про дочку!
А ещё раньше мы в окно наблюдали зайцев, которые обгрызали морковки и капустные кочерыжки с веток нашей новогодней ёлки — забавное зрелище, но через окно фотографии не очень получились.
Зато отлично получились синички на кусочках сала — вот где красота и украшение ёлки!
Дочка меня удивила — стала ласковая и невыносимо нежная.
Пару раз заставала их с Манулом склонившись над книгой или в мониторе что-то высматривая они просто сливались в одно целое.
Подавила приступы ревности, но к котяре пристала с расспросами о его мыслях по этому поводу.
— А к Лисам я хоть пальцем притронулся?
— Нет.
— Так они даже не дочки тебе, подружки. а тут дочка. У меня и мыслей нет, просто ей ещё сложно привыкнуть и видимо очень не хватает именно мужского внимания. Я сдержусь, ну очень постараюсь превратить всё в шутку, понимаешь? А с дочкой поговори, если тебе так тяжело.
Поговорила.
Дочка вся возмутилась, а потом:
— Мась, ты же бить будешь?
— Угу, сапогами кирзовыми и по почкам. Где бы сапоги найти?
Доча залезла ко мне поближе и прижалась.
— Бей. Я его специально провоцировала, а вдруг он неустойчивый, зачем нам такой?
— Он Лис в ванной застал, неустойчивый. Провокаторша малолетняя, меня спросить не могла? — обняла я дочку и вдохнула детский запах карамельного шампуня с её волос.
— Лисы в ванной? Ну всё, я пас. Мась, я тебя так люблю! Ты только не плачь, я даже нянчиться буду помогать, я правда очень рада, что он настоящий! — прижалась и всхлипнула.
— И ты не реви, я тоже рада! Вот ещё на наши покатушки посмотришь и тогда вообще во всё поверишь.
— Мась, я уже верю! Я есть хочу!
Что поделаешь, растущий организм, нашкодил и срочно питаться!
А на следующий день Манул от нас сбежал — на работу!
И приехала его мама.
Потому что оставлять нас в лесу без машины он не рискнул одних, но и понадеялся, что мы не подерёмся.
Ну где лес? Остановка под боком.
А то, что зайцы все морковки обгрызли и уже прыгают за орехами — так мы бы и хохотали за окном в тепле часа три или пока орехи не закончатся!

Сначала было очень тихо. мы разбрелись по комнатам, благо их на всех хватало и занялись обычными делами: дочка читала новости в инете, я рисовала что хотела, но не успела закончить, а ТУДА мы не вылезали, на всякий случай.
Голод выгнал нас в кухню, и быстро прошмыгнув мимо гостинной тире почти прихожей, с телевизором, орущим новогодние передачи и мамой, мы устроились в кухне на предмет подъесть запасы вкусняшек.
— Там пироги ждут, когда их съедят. — донеслось через перегородку, которая служила чисто фикцией между кухней и гостинной.
— Спасибо, мы их на завтрак уже ели. — пискляво ответила я, а дочка захихикала.
Мы обе пожалели, что не сложили все пироги котяре на работу с собой, их было очень много, но лес близко, а мама не навсегда — накормим лесную живность завтра утром!
Часть запихала незаметно в морозилку, часть просто переложила на полку повыше.
Продуктовый запас был минимальный, зато нашлась мука и курица.
— Хочу домашнюю лапшу! Твою, а не из магазина, супу хочу! — взмолилась деть и я подумала что куриная лапша это всегда вкусно.
Как раз на уровне варки бульона и присыпании всей кухни ровным слоем муки — а как иначе если доча в помощницах? — зашла будущая свекровь(ой, и славно же что она не в курсе о событиях в Японии и подарке от меня Манулу на НГ!)
— А ты бульон первый слила? А тесто на деревенских яйцах — тогда надо соли поменьше, а зачем столько муки, вымешивать не пробовала? Ты какие курсы готовки закончила?
— Я самоучка. — спокойствие, только спокойствие, она хочет как лучше!
— Терпеть не могу самоучек! — поджав губы она вышла из кухни.
— Терпеть не могу училок. — под нос себе сказала я.
Доча хихикала, но помогать не перестала и мы быстро порезали лапшу и доварив бульон, процедили его и разодрали куриное мясо на волокнга — вот теперь морковки, лук, лапша в кипящую воду и конечно куриное мясо — запах поплыл непередаваемый!
Манул из города торопился явно на запах!
— Какая красота, всё тихо-мирно, мама ты даже не протестировала Аделину по ЕГЭ? — с порога стягивая ботинки и громогласно прорычал котяра.
Я выглянула из кухни и подмигнула:
— Руки мой и пойдёмте все кушать!
— Мам? Ты тут не очень? — Манул склонился к дивану, на котором просидела его мама всё это время.
— Я фильмы посмотрела, а девочки твои не знаю чем занимались.
— Судя по запаху чем-то очень вкусным! Пошли, поешь, потом поедешь домой, ладно?
Поели.
Почти молча.
Если бы не шумный Манул, было бы совсем тихо — он общался со всеми и мы даже рассказали ему, что зайцы прыгали за орехами привязаными к ёлке.
— Эх, зря мы у дома их прикормили. зима длинная. объедят деревья фруктовые, что делать будем?
— А у тебя сад за домом? — ахнула я.
— Сад, пруд, дизайнер чего-то насажал, а мне и смотреть некогда, вон мама там собирает — компоты варит, вы же пробовали?
Мы дружно кивнули, вкусные, да!
Вот так и пообщались.
— Хорошие у тебя девочки! — услышала я из прихожей, когда они провожаться ушли. — Береги их, а за меня не волнуйся, у меня ученики, я занята! До лета не жди, а там видно будет, что у вас ещё изменится!
Мы выглянули в прихожую с заинтересованными москами и улыбнулись.
— Ой, ну типично Лисы или любопытные белки! Киса, иди сюда! — Манул поманил меня поближе и я подошла к нему и его маме.
Дочка так и выглядывала из кухни, улыбаясь во весь рот!
— Мы с тобой подружимся, только торопиться не будем — я и правда не доверяю самоучкам, но ты вкусно готовишь, спасибо тебе.
— И вам спасибо. За сына. — я покраснела и зарылась под мышку Манулу, от чего он кажется даже поплыл.
— И за что мне такое счастье? — пророкотал счатливым рыком котяра и рулады его рыка прокатились под потолком, плавно спустившись по шторам вниз и закатились под диван!
— Что же ты так шумишь, сыночек, я уже уезжаю, не пугай девочек, до встречи! — и его мама выскочила за дверь.
Манул через мгновение выскочил за ней и тут же зашёл обратно.
— Шустрая, сбежала, не успел обнять и поцеловать на прощание. Так что отдуваться теперь тебе! — и затискал меня подняв на руки и дотащив до дивана.
Дочки уже в кухонном проёме не наблюдалось, а поэтому я смело растаяла и позволила себе всё, что хотела.
— А знаешь, надо с твоей мамой подружиться! Ну хотя бы, чтобы она не так обижалась на меня, что я тебя из дома утащил и спрятал! — странные мысли приходят ему в голову.
— А с виду ты на Дон Кихота не похож. — задумчиво протянула я вытаскивая руку из под его рубашки.
— Это ты чего, положи на место, там было очень удобно! Справимся, я думаю, что моего обаяния хватит, чтобы она вас не обижала. С чего лучше начать?
— С ремонта в ванной! — захохотала я и услышала дочкин смех из её комнаты.
— А как же ванной пользоваться, если там ремонт? Жить она где будет?
— Она будет жертвой, а ты мучителем, она будет страдать, а ты доставлять ей страшдания, всё с преодолением, скандалами, выговорами мне и прочая — а уж потом она выдохнет и у неё будет возможность жаловаться на нерадивого зятя, который так её заставил страдать — на пол года хватит!
— Как всё запущено. ладно, уговорила, в самых лучших хардкоровских традициях, с тазиком и ведром, с отключением воды и без удобств!
Мы хохотали в голос от понимания и взаимности, и от этого смех получился совсем даже близкий и радостный, а ни капли не издевательский!
— Позвоню ей и скажу, что на Рожедство бригада придёт с замерами?
— Ага, есть знакомые ребята, жаль их к вам подселить нельзя, на время ремонта, а то доставили бы ей дошираком по самое удовольствия!
— Я серьёзно, а ты.
— И я серьёзно. А ещё более серьёзно — когда в больницу идти сдаваться можно?
— Недель с 12, это ещё пару месяцев надо подождать или три.
— Долго. пошли просто так анализ крови сделаем, а?
— Праздники же?
— После праздников, ладно?
— Ладно. Тебе моей крови не жалко?
— А я подую и вкусным мясом покормлю тебя потом!
— За ручку будешь держать?
— А разве надо?
— Нет. — я увидела, как дочка опять топает в сторону кухни.
— Вот и не проси. Я лучше зацелую и на руках носить буду, если Петрович занят! — прорычал он уже больше для моей дочи.
— Может вы к себе в комнату пойдёте уже любиться, я бы телек посмотрела? — Аделина, в проёме кухни с бутербродом наперевес, кого хочешь заставит сбежать в комнату!
А что ещё делать в праздники, как не валяться в постели!

Тихие снегопады за городом в каникулы — что может быть лучше для тихих же вечеров дома с семьёй?
Сугробы росли, мы их так же спокойно подчищали, иногда по пол джня проводя на улице, забегая домой выпить горячего чая и съесть размороженого пирога или скретного блюда, как обозвала дочка мои заморозки обедов-ужинов, излишков в общем!
У мамы начался ремонт и по телефону она разговаривала уже совсем по другому и даже Аделину сразу после каникул не ждала, уф!
Котяра уезжал с нам в город, мы возились с машинами, даже забрали одну к себе в мастерскую при доме в гараже. Манул сказал, что сделает себе подружку на колёсах, над чем очень смеялась моя дочка!
— Не вздумай делать её похожей на маму, она же тебя избалует и испортит!
— Мои механизмы на твою маму никогда не будут похожи, а избаловать меня нельзя, я старой закалки.
— . Вояка, битый, стреляный воробей, пардон Котяра! — закончила за него я.
Он хмыкнул и закрылся в гараже, реагируя только на вкусные запахи из кухни и ночное время суток!
Дочка самостоятельно и от скуки повторила все предметы перед школой и туда я её отвозила на Петровице каждое утро, как и Манула на работу.
Сама ездила по магазинам за продуктами, сидела у него в мастерской на работе, ходила по салону и развлекалась со скучающими продавцами, про анализы мы забыли. Может и к лучшему.

Лисы иногда пищали по скайпу, что приедут весной и уточняли время свадьбы, которой мы и не планировали даже.
Аделина вдруг переехала обратно к моей маме, там чудесным образом резко закончился ремонт и мама увлечённо закупала-меняла мебель. Славно и совсем меня не напрягая, даже разобралась с доставкой и прочими благами цивилизации!
А Манула вдруг охватила неимоверная тяга к штапмам в паспорте и пришлось бежать в ЗАГС подавать заявление.
Регистрацию назначили на конец марта и мы облегчённо выдохнули.
Про платья и прочее никто и не подумал — как будто купить сейчас хоть что-то проблема.
Лисы отписались на какое число купили билеты, я отписалась что поеду их забирать в аэропорт.
Манул сдал первые две машинки — заказчик плясал канкан прямо в салоне, при чём по моему с продавцами вместе — напились от радости или адреналин так попёр?
Кстати, на наших машинках я ни разу не переворачивалась, а вот про японочку Лисовы мужья отписались, что это просчёты конструкторов и ни один японо-водитель не рискнул бы брать на такой высокой подвеске такие крутые боковые съезды. паркетники, блин. Прислали графики и диаграммы, которые Манул утащил в офис и вывесил в зале продаж в рамочках — вот, мол, мы как круто работаем!

Ха, я и про свадьбу забыла, и про поплывшую к трём месяцам фигуру, про то что платье мне не всякое теперь подойдёт и. плюнув на всё поехала встречать Лис в аэропорт.
Я что, время или день перепутала?
Лисы сидели в зале ожидания аэропорта в глубокой задумчивости и без своих мужчин.
— Я или вы напутали и где ваши мужья? — я с удивлением обнаружила снующих вокруг в совершенной протрации людей и отсутсвие у Лис чимоданов и вообще какой либо клади.
— Мы кажется сегодня второй раз родились. Вот наши посадочные талоны, но на наш самолёт мест не оказалось и мы прилетели раньше, а наш багаж там. самолёт разбился и мы уже час в шоке. Ты знаешь что делать? — Лана всё это произнесла спокойно, но по голосу и интонации я поняла что реально у неё шок.
— Вы позвонить могли, что прилетели раньше? В лоб дать или по попе? — так же спокойно ответила я.
— Не надо драться, мы вещей ждали, честно. а теперь.
— А теперь взяли себя за хвосты и поехали домой.
— Мы там числимся, вон списки висят.
— Мы умерли? — Лина одними губами проговорила непонятно на каком языке, но я почему-то её поняла.
— Эй, два хвостатых ангела, срочно ко мне в машину и звонить мужьям — вообще где они?
— Их на работе задержали. они завтра прилтят, а нам места не хватило, как нам могло места не хватить, если мужья не полетели , а мы.

Я поняла, что слушать всё это по второму разу не могу, вот не могу и всё!
Лис было дико жалко, но их мужьям сейчас ещё тяжелее.
Быстро разыскав информационное окошко, я объяснила ситуацию и оставила там ксерокопии посадочных талонов Лис, а так же их паспортов, что они живы и здоровы.
Дотолкала их до машины.
Эх, жаль коньяк с собой не вожу, но у Манула дома точно что-то есть.
И мы поехали.
— Там твоё свадебное кимоно в чемодане. — Лана обняла Лину и заревела.
Лина тихо подвывала ей в ответ и заднее сиденье Петровича стало похоже на микроНиагарский водопад.
— Петрович на вас за сырость обидется и дальше не поедет, каково вам будет тащить на себе беременную тётку по сугробам?
— Трёх беременных тёток. — завыла Лина ещё громче!
— Приехали. поздравляю, вовремя сказала! — вспомнила я, как волокла их по залу аэропорта, периодически подпинывая в пятую точку, потому как тяжело!
В город я их даже не завезла, выгрузила у дома, спокойно запихала в разные ванны и стала по скайпу набирать мужей у каждой.
Осспадя, а как же я на японском буду с ними общаться?
И тут позвонил Манул.

Осторожное *ты где* от Манула меня убило.
— Дома. А как будет на японском — они живы?
— Правда? Живы?
— По ванным отмокают, в шоке, но они на другом самолёте прилетели, раньше на час. вещи всмятку. мужья в Японии, летят завтра, им надо сообщить про Лис и про вещи. А я кроме скайпа ни одного телефона не помню, не переводчику же звонить? — быстро протараторила я.
— Не переводчику. А точно всё в порядке, вам в больницу не надо? А то я скорую сейчас орагнизую. И это, не пейте там много, ладно? — встревоженный и заботливый голос.
— Кис, я сейчас разревусь и Лисы опять реветь начнут, они всего Петровича сзади намочили, салон сушить надо. И пить мы не будем вообще, мы все слегка беременны. — жалобно промурлыкала я.
Кажется он захлебнулся на том конце сотовой связи.
— Так, я звоню пацанам в Японию, а ты сиди с ними дома и не отпускай их от себя ни на шаг, врача привезу с собой, можно и отличную машину скорой организовать, но думаю, что всё в порядке. До вечера, Киса, жди, еду. — и отключился.

Выловила Лис из ванных, напоила чаем — не до церемоний, просто травяным, из сборов мамы Манула.
Сели в комнате одной из них и обнялись на постели. Кажется от слёз все так устали, что просто уснули.
Проснулась я под мужской шёпот:
— Зайди и просто послушай их. ну пульс там, сердце, ты ж врач.
— Ну и как я их буду осматривать? Тут просто клубок из женщин, ты спятил? Или буди их, или.
— Не надо девчонок будить, меня можете сначала осмотреть, я вылезу сейчас. — прошептала я и попыталась выползти из под ноги Ланы и руки Лины.
Конечно всех перебудила и мы спокойно дали себя осмотреть, Манул даже не вышел из комнаты ибо нефиг стеснятся, когда помогать приехали.
Он отвернулся и стоял лицом к окну, по плечам было видно, как переживал.
— Ты чего? — я подошла сзади, как самая первая *осмотренная*
— Могла бы и позвонить, я как в новостях увидел, чуть с катушек не слетел, ты же там и на поле полезла бы за ними и вообще. — обнял, прижал, не отпустил, даже когда я запищала, что мне больно.
— Я их увести оттуда хотела, сидят и ровным голосом со мной про свадебное кимоно разговаривают — понимаешь? Мне просто шанса не было подумать, что ты можешь оказаться в курсе. Я там все их координаты и ксерокопии документов оставила, но там сейчас просто дурдом — понимаешь? — теперь уже я в него вцепилась и повисла.
— Понимаю, у меня этот дурдом начался, пока вы слепую зону для сотового проезжали, перед самым посёлком. От пацанов привет, они спокойны, как два удава. В сотовые твоих Лис чипы вставлены, пока Лисы ими пользуются,при чём именно Лисы, там есть распознаватели — чёртовы япошки, обожаю их за эти новинки, нам такие же обещали для обоих привезти, и дочке твоей! Так вот, пока они с телефоном в руках — мужья спокойны, вот!
— Нормально всё. Когда будут жалобы — привезёшь ко мне, посмотрю в клинике.
Мужчины пожали руки и забавный врач ушёл.
Лисы тут же полезли обнимать Манула, я даже отошла в сторону, им нужнее сейчас.
— Тебя кормить? — сочувственно спросила я.
— И поить. а дадут? — он пожал руками тельца Лис и улыбнулся.
— Даже покормят, они такие! — улыбнулась я и ушла на кухню.
Через несколько минут туда на запах подтянулся Манул, так и обвешанный Лисами с обеих сторон.
— Жить будут, целоваться полезли! — довольно проворчал он.
— Фи, девочки, как некрасиво отбивать жениха у подруги! — посмеялась я и принялась раскладывать незамысловатый ужин.
— Мы умерли официально? — Лина всё так и не могла успокоится.
— Нет, Киса всё исправила и документы у вас в порядке. — Манул задумчиво жевал.
— Значит всё равно мы спаслись случайно? Мы же там должны были лететь. — это уже Лана.
— Праздновать только травяным чаем, могу по ложке бальзама плеснуть или коньяка, но только чай, поняли? — я сердитая бываю, когда долго говорят об одном и том же.
Лисы дружно протянули полные кружки с чаем, Манул пустую. Пришлось щедро плеснуть Манулу и скупо отмерять нам остальным.
Опять телефон. Дочка.
— Мам, ты как? — голосок аж звенит от ужаса.
— Доча, ты зачем новости смотришь, я же просила в телек ни ногой, ни глазом, ни ухом? — слегка ворчливо, но мягко пожурила я деть.
— Это не я, это бабушка, мам, я это. что там говорить надо? — всхлипнула Аделина в трубке.
— Ангел мой, они рядом со мной сидят, живы и здоровы, им мест случайно на самолёте не хватило и они раньше прилетели. А вещи сдать успели — так что всё в хлам. Я завтра их к тебе привезу. — успокоила я ребёнку и улыбнулась.
— Мам, ты чего, рехнулась, там фамилии и имена по телеку списком показывают.
Я сунула трубку Лису-Лане.
— Привет с того света, малыш! — прогудела та знакомым мне по сценкам голосом.
Писк из сотового успокоил меня и порадовал Лану.
— Дочка, ну сейчас ты поверила или тебе Манула дать? Кстати, он нам врача подогнал, с ласковыми руками! — подколола я всех и вот наконец-то разрядила всю обстановку!
Лисы хихикали, дочка весело посмеиваясь попрощалась со мной, передав всем приветы, а Манул начал допытываться, какие такие руки у его друга-врача.
Ночью спали так же весело, как и провели день.
Лисы вскрикивали и я окончательно перебралась к ним, за мной пришёл Манул под утро и махнув рукой ушёл звонить другу-врачу с волшебными руками.
Через какое-то время позвал всех завтракать просто разбудив невыносимо прекрасным запахом жареной картошки — нас с постели как ветром смело!
— Эта что? — Лина с удовольствием подцепляла кусочки картошки палочками и отправляла в рот быстрее чем мы вилкой.
— Это картошка жареная с луком и беконом, ешь, я много нажарил. — Манул открыл свою любимую сковороду и я поразилась его терпению в чистке продукта.
— Ты сам столько почтистил?
— Кот слишком ленив — замороженую взял.
— Хитренький, но горжусь тобой за смекалку и вкуснятину!
— Хочу ещё! — Лина.
— И мне! — хором остальные мы.

Завтрак прошёл весело, но недолго.
Собрались все и поехали в город на двух машинах — я с Лисами, Манул за нами на расстоянии.
Куда?
Конечно для начала в чёртов аэропорт и вообще искать концы, куда писать-звонить-кричать чтобы фамилии Лис убрали из списков погибших.
Хотя с виду они очень даже хорошо выглядели, для безвременно ушедших, и даже (наконец-то!) стали над этим подшучивать!
После обеда, когда мы уже окончательно отчаялись доказать что они — это они и живые, позвонил котяра и сказал что мужья Лисовы приехали, но в другой город — наш аэропорт для самолётов закрыт, и привезут их на автобусе ночью.
— Я их сам заберу, съездите к дочке и домой поезжайте, там будет Гришка, тот волшебник с руками — ему с вами просто поболтать надо, на предмет выявления стресса после событий.
— Кис, у нас тут такой стресс — нам никто не верит, документам не верят, посадочные у них на тот самолёт, ничего не поменяли же. что делать?
— Вот и говорю, уезжайте оттуда, я сам всё сделаю, официально, потом. Два дня до свадьбы, а ты даже причёску не придумала! Иди красоту наводить, с девчонками на пару! — аж зарычал.
Знаем мы ети рыки, проходили!
— Кис, я тебя люблю! Уже едем!
— Салон помнишь где? — уже полностью растаявшим голосом мурлыкнул Манул.
— Такое не забудешь. — я отключилась, забрала расшумевшихся обиженных Лис и уехала с ними дочку из школы забирать.
А вы что, подумали, что я дочку с бабушкой дома оставлю? А сама с подружками красоту буду наводить? Нет уж, я и бабушку к парикмахеру маникюрше записала, а у Манула мама сама уже отхзвонилась какие она процедуры прошла и что стоит пробовать, а что бяка — в том же салоне, кстати! Разведка почти!
— Мальчиков ваших привезут только ночью, поехали в салон, красоту наводить, а потом домой — нервы лечить? — запихивая разярённых Лис в машину успокаивающе проговорила я.
— А нервы как лечить будем? — Лана первая, Лина ещё переваривала перевод от подруги.
— Там вчерашний няшо-врач будет, стрессо-терпию устроит нам. Или от стрессов лечитть, короче я запуталась, но если он меня опять потрогает, как вчера, я пожалуй свадьбу на месяцок перенесу! — взгляд у меня явно затуманился, как и у Лис.
— Сколько у нас времени с врачом? — Лана говорила, а Лина кивала.
— Пара часов будет, может больше.
— Нам хватит, поехали красоту наводить, да!
Ну и навели.
Лисокогти со стразами меня не пугали, а вот процедуры некоторые были очень сомнительными.
Зачем столько шоколада изводить на моё бренное тело?
А потом столько пахучего масла и так. так. так мять тушку?
Тушка только выплыла с массажа, а в волосы впились пара парней — где их таких берут? — и как начали их расчёсывать, а потом. тоже маслом и массаж головы — м-м-м-м, я уснула.
Лис перестала слышать после сна. Чем-то их увлекли и они уже прилично общались с персоналом, даже Лина. Хотя названия процедур в прайсе дублировались на английском, ей так даже проще.

Дочка вообще отказалась от всего, сделала укладку после бассейна и тянула кислородные коктейли в холле, просматривая журналы. Даже маникюр не стала делать.
Хорошо сделанный салон красоты даёт ощущение проведённых там пяти минут.
Мы выпали оттуда в тёмную ночь, завезли дочку к маме, и поехали за город к Манулу.
Врач-волшебные руки нас ждал.
К общему радостному визгу всех, и его забавной полуулыбке.
— Вы сейчас похожи на вампирш, такие же голодные на вид, а я погрел ужин в мультиварке. Её кто-то заправил вкусным супом и мне тоже было бы неплохо перекусить! — хитренький врач, сделал трёх девчонок!
За ужином и провели стрессо-терпию.
Мы жаловались на всё, на работников аэропорта, на непонимание, на то, что девчонок все принимают за умерших и это гнетёт, потому как они, вообще-то, все беременны и хотят нормально родить, а не испытывать стрессы.
— Мне всё понятно, завтра жду всех троих на УЗИ, спасибо за ужин!
И сбежал, стрвец!
Даже потрогать себя не дал!
Полночь заполночь. мы ждали ребят.
Лежали на диване в гостинной и тупо переключали каналы.
Вещей, купленых сегодня, для того, чтобы хоть во что-то переодеться Лисам, даже не разобрали.
Новости убивали этими дурацкими списками и мы старательно избегали их, стараясь попадать на мультики или музыку.
Проснулись утром на том же дивание.
Мужей и Манула так и нет, как и сообщений в телефонах.
Непонятно!
Мы ничего не понимающе стали набирать все имеющиеся номера сотовых.
Это же надо, уснуть, когда так ждали — проснуться не дождавшись!
Отчаиваться мы не собирались, мало ли что по дороге могло приключится, в хорошем смылсе слова. в плохом, как показала практика, мы узнали бы раньше чем хотели и произошло!
Датчики чипов показывали даже карту и наличие на ней двух сотовых рядом с хозяевами, но. они не отвечали!
Поплевав через все плечи, слегка приуныв, обнявшись на счастье и удачу, Лисы во главе со мной поехали делать УЗИ — важнее чем доставать мужей и жениха с другого конца города.
Врач Гриша, с волшебными руками, встретил нас, как родных!
Я заподозрила неладное, но он, помолчав, сказал только, что объяснит всё после.
Ну мы и сдались.
— У вас двойня! — узистка, молоденькая, что она понимает.
Но я ей тихо улыбалась и кивала, больше всего меня волновала дурацкая свадьба и девчонки, маявшиеся в коридоре.
Девчонки так же прошли все обмазывания и просвечивания живота, вышли задумчивыми и тихими.
Гриша весело отвёл нас к себе в кабинет и там уже важно так заявил, что наши мужчины устроили себе незапланированный мальчишник — раздавили бутылочку саке, прямо там, в аэропорту и их увезли в вытрезвитель, потому что песни самураев были похожи на что угодно, но не на свадебные песни мальчишника.
Ребят уже отпустили, они раскаиваются, но ехать домой боятся, а посему, он, Гриша, как врач, интересуется, мы сильно расстроимся, если сейчас увидим в каком состоянии их мужья и мой, собственно жених.
Махнув рукой мы уже тихо и дружно обнялись.
— Девочки, держимся! — тихо шепнула я Лисам, добавив — дома побъём, без свидетелей!
Лисы дружно кивнули, и мы успокоили Гришу, что вполне вменяемы и рады будем увидеть своих мужчин.
Хотя я бы уже кое что согласна была переиграть — таки на двойню я не подписывалась.
Да, вошедшие люди мало напоминали наших мужчин. Лисы даже чуток испугались, но выдержали.
— Вас что — били?
— Да нет, сами споткнулись. — Манул старательно отводил глаза и не подходил близко.
— Я так понимаю, Петровича вести мне.
— Отлично понимаешь! — на вдохе произнёс котяра, а японцы дружно кивнули — дрессировал он их что ли?
— Гриш, вот ты мне скажи, как врач беременной женщине — он запойный? — прицепилась я таки к врачу.
— Нет, он точно не запойный, но тут ряд обстоятельств и надо войти в положение и.
— Гриша, у нас ведь свадьба . погоди, уже завтра, а тут три невменяемых мужика, двое из которых ни бельмеса по русски, а мой так вооьбще просто лыка не вяжет! Реанимируй их, а то меня гаишники по дороге от выхлопа тормознут!
— Я для гаишников им тут справку накатал, больше чем есть реанимировать пока нельзя, надо спать. Вы сейчас на своей, а я их на своей подвезу, сам и выгружу, куда скажешь, ладно?
Вот не могу отказать мужчине, когда на меня так смотрят. Лисы дружно кивнули, явно подражая мужьям.
А ведь как всё хорошо начиналось, свадьба, ждали дорогих друзей, всё оплачено. Эх. Дурацкая авиакатастрофа рушила и наши жизни, просто зацепив их по пути.

Мужчин выгрузил Гиша молча, уложил их вповалку, даже раздев, в спальне с ванной — девочки сбежали в другую комнату, в одну и заперлись там перепуганные насмерть!
Мы с Гришей поговорили за жизнь на кухне, вполне, как взрослые люди, без любезничаний и излишних замалчиваний.
— Ты понимаешь, что они завтра никакие будут?
— Понимаю, могу прокапать их, но это крайний случай, вообще должны проспаться и будут как огурчики, вечером мне позвони, а с утра я приеду, всё равно выходной взял на целый день.
— Гриша, если он не придёт в себя, я за тебя замуж выйду, особенно с двойней в таком возрасте это актуально, я меркантильная и рассчётливая!
— Вот если не придёт — тогда и обсудим, а сейчас отдыхайте все и покормите пациентов, когда проснутся, хорошо?
— Отлично, так и сделаю, как только пронутся!
Манул проспался первым, и мне же достался самый тяжёлый разговор с ним, без свидетелей.
Пока кормила, ещё тихо было, а вот как только поел:
— А может ну её, эту свадьбу? Я там всё оплатил, ну посидят, пообщаются, кто придут, а мы махнём отдыхать? Я гостиницу проплатил — никто не знает где, поехали, а? — прилип, просто затянул в цепкие лапы.
— У меня двойня, Кис. УЗИ вчера показало. А потом ты с сюрпризами появился. — я не освобождалась, но и на ласки не отвечала.
— Так тем более, тебе надо отдыхать больше!
— Чувствую я, что отдыхать я буду у твоего Гриши под присмотром, если ты так напиваться надумал.
Поворчал и ушёл в ванну.

Бедные Лисовы мужья выползали на кухню тихо и пристыженно.
Кормила их тоже я, но уже без разговоров по душам.
Потом они все вместе вызвали такси и уехали в город.
А мы, с Лисами, распаковали из вещи — чемоданы так и стояли нетронутыми, как их Гриша занёс.
— Смотри-ка, они всё купили, что мы везли и пропало! Может не будем их сильно ругать за попойку, а? — Лана раскладывала красивейшее кимоно, женское и мужское, всё по канону, даже обувь и украшения, а Лина ходила вокруг и поправляла складки одеяний, разгаживая их ладошками.
— Я и не ругаюсь, мне уже всё равно. — махнула я рукой и ушла к себе спать.

А утром меня будил котяра, да ещё как будил!
Он меня усыпал розовыми лепестками прямо в постели, потом долго уговаривал отнести меня в ванну, принёс туда свежеотжатый сок и только после всего этого допустил до меня девчонок!
— Ты его простила? Ты должна его простить, иначе весь обряд будет испорчен. — Лана, как обычно, не удержалась, что бы не навести порядок во всём.
— Выйди.
— Что?
— Выйди или я голая пойду туда к нему.
Лана утащила за собой Лину и они впихнули в дверь Манула.
— Иди сюда. — похлопала я рядом с собой.
— Мне вчерашних синяков хватает. — осторожно начал он.
Вылезла мокрая, обняла его, поцеловала и тихо добавила:
— Ещё раз пропадёшь и отвечать на звонки не будешь — меня тоже не найдёшь, даже с новыми поисковиками, понял?
— Понял, осознал, исправлюсь! Если загремлю куда, сразу мужиков предупрежу, чтобы к сотовому подходили и отвечали по уставу!
— То-то же!

Что делают косплееры со свадьбой?
Косплей на героев манги, лучше самой известной и любимой!
Так мои Лисы и поступили, благо одежда, привезённая их мужьями, помогла даже больше чем нужно было!
Гости были в лёгком недоумении, потому что от классических свадебных нарядов наши отличались слишком сильно — ну да мы такие были не одни, а компанией шести человек уже чувствуешь себя командой!
Разыграли свадьбу, как по нотам, даже саке, от которого поморщились все, и я и Манул, но выпили по глотку, да ещё три раза, по кругу.

. всё-таки рисовое вино разное на вкус — это было крепким, но вполне приятным.
А потом вызывали скорую, потому что мои боли в животе замечал уже не только врач Гриша, но и Лисы хмурились — один Манул был дико счастлив и всё тянул танцевать, бежать куда-то или просто стоять подальше от гостей на балконе — в марте-то!
— Понимаешь, если мы сейчас её не увезём — не будет или Кисы или ребёнка. — Гриша уговаривал разшалившегося Манула, а потом просто втихую запихал меня в скорую вместе с ним, подальше от любопытных глаз.
Уколы ношпы и магнезии я перенесла молча, а вот выйти из машины уже не смогла, так и сидела скрючившись в неудобном кресле.
Так же скрючившись очнулась на кровати.
От боли сворачивало всё внутри, это даже не роды. так не больно при родах, а значит не выкидышь, что-то другое.
Врач не отходил ни на минуту, так в костюме и сидел с одной стороны, а Манул с другой стороны кровати.
— Я их потеряла?
— Нет. — коротко ответили оба.
— Они живы?
— Я слышу только одно сердце. УЗИ тебе делать нельзя, ничего нельзя, только лежать и лежать. Ну ещё успокоиться и надеятся на лучшее.
— Я её потеряла, мальчика я чувствую, но девочка. её нет. — слезинка скатилась из уголка глаза.
— Там не так всё просто, но и не так сложно, по крайней мере у тебя будет один ребнок, в самом тяжёлом случае. Сейчас главное его вырастить и родить, понимаешь?
— А в самом лучшем случае?
— А в самом лучшем девочка ещё прикрепится, плацента не всегда отходит вся, и не всегда ребёнок гибнет сразу. Ты должна быть спокойна, весела, по возможности и не думать о плохом. Если сложится всё, что нужно — будет самый лучший вариант — значит мы успели. — он пожал мне пальцы и вышел.
— Киса. — похвал меня Манул.
— Да? — говорить он будет с моей спиной, потому что сама я не повернусь, слишком сильным было желание его не видеть, если это от меня зависело.
— Я знаю что виноват, я не досмотрел, не уберёг, я очень переживаю и не буду просить прощения, потому что вину чувствую и не снимаю с себя ответственности. Я просто побуду рядом, столько сколько нужно.
— Побудь.
— Можно мне рассказать, как я пацанов забрал?
— Расскажи. — вздохнула я.
Делать ведь всё равно нечего. надо попытаться расслабить тело, которое скрючило в защите от боли.

Оказалось всё до банального просто, автобус дали самый обычный, все пассажиры замёрзли как цуцики и греться было решено очень простым способом — водкой.
Вообще японцы сами по себе забавные, а пьяный японец — соверешнно очаровательное сушество в мире, ну на пьяного эльфа смахивает, вот!
Ну вот ребятам и досталось — народ, как почуял развлекуху, так и стали их угощать, а пацаны видят что смеются, ну и стараются отвлечь всех — понимают, что все с разными темами поездки собрались, у кого-то ведь и трагдия, но кому-то просто ждать надоело.
Выпали из автобуса уже никакие, Манул их погрузил и пару раз споткнулся с ними. Потом пару раз с вещами- уж очень много грузить пришлось, ну а после провал.
— Упал-очнулся-гипс? — уточнила я, вздыхая.
— Вот не поверишь, но я сам не помню, что бы пил — под утро дело было, ты же знаешь что я пьяный за руль не сажусь!
— Знаю.
— А тут сижу за рулём, язык еле ворочается, голова тяжёлая и эти спят, а патруль нас расспрашивает, что мы тут спим, на стоянке.
— Гриша тебя на сотрясение проверял?
— Первое, что сделал, когда приехали из полиции. Сказал, что мне дозу вкатили внутривенно, алкоголь, не наркоту.
— Конкуренты?
Шуршание халата поверх косоде(парадное кимоно), и вот мой новоиспечённый муж садится в кресло прямо передо мной.
— У меня и мыслей таких не было. Почему ты так думаешь?
— Большой заказ, быстро сделал — то есть всё отработано, большие деньги. Контакты с японцами, даже не важно прибыльные или как. Ищи конкурента или нанимай телохранителя. Я спать хочу, позови Гришу, а?
— Сейчас позову. Я никуда не уйду — у нас будет первая брачная ночь, даже если я просижу рядом и не дотронусь до тебя, слышишь?
— Слышу.
Ох, до чего же ловкие и волшебные руки у этого друга-врача!
Минимальный осмотр, чуток манипуляций и я уже не в парадном и дорогом кимоно, а только в нижнем юката.
— Мне остаться на ночь? Я могу, я завтра не дежурю. Даже в палате могу побыть, если тебе так будет спокойнее.
— Гриша, а вот как ты думаешь, мы совсем психи да? Первая брачная ночь ведь не только в сексе состоит. Нам просто одним нужно побыть, насколько это возможно теперь! — погладив живот мурлыкнула я.
— Удачи, новобрачные! И примите мои поздравления — церемония была очень запоминающейся и необычной!
Ушёл.
Я вздохнула и закрыла глаза.
Тихое шуршание и руки Манула поверх моих.
На миг открыла глаза и увидела, что он на коленях возле кровати.
— Сядь. — одними губами произнесла я и провалилась в сон от успокаивающего тепла его пальцев.

Так и вышло.
Утром на УЗИ выяснилось, что ребёнок уже один, поделать с этим ничего нельзя и не нужно было.
— Двойняшки, не близнецы, разнояйцевые, это его и спасло — разные плаценты! Ты счастливица, всё ночью само произошло, пока ты спала. Утром вышло и всё, теперь неделька отдыха, потом домашний покой и родишь, как миленькая! — Гриша прямо сиял, не иначе вчера с кем-то познакомился и закрепил вчера знакомство, когда мы его из палаты выгнали.
— Гриш, а она красивая? Фотки покажешь? — я коварно покачала ногой под простынёй — ну и чего так топят в палате, спрашивается?
— Покажу, а. ты откуда знаешь? — спросил он.
— Ты совсем другой и со мной больше не заигрываешь — я её знаю?
— Девушка из ресторана, кажется администратор, такая милая.
— Оу, её я знаю! — тут же осёкся Манул.
Это ничего, что он до утра простоял на коленях перед кроватью, ничего что так и уснул и потом долго разминал затёкшие ноги и колени, я всё равно эту девушку администратора ему припомню!

Лисы дружно притопали меня любить-жалеть-радовать.
— Там был такой салют! А Гриша такая няша, танцевал со всеми, а потом вытащил откуда-то прелестную барышню и кажется с ней и уехал под утро!
— Вы что? Всю ночь гуляли, а спать? — забеспокоилась я.
— А мы лежали на диванах — Гриша нас разогнал, сказал что аутентично смотримся в кимоно на диванах и мы воспользовались! — Лана рассказывала, а Лина кивала.

Как-то быстро всё стабилизировалось пока я лежала в больнице.
Активизировался тот самый конкурент, выдал себя очень глупо и был взят с поличным, при даче взятки вышестоящему лицу — за что и получил сполна через год в суде.
Японцы так обрадовались, что их сотрудники успешно наводят связи в России, что пацанов(как теперь из забавы называл их Манул) повысили до директоров и они летали на личном самолёте — вот так вот круто получилось.
Лисы стали невыездными, по тем же причинам, что и я.
Мамы все дружно успокоились и занялись делами семьи.
Моя дочкой — ГИА, подготовка к ЕГЭ и прочие репетиторства.
Мама Манула кашеварила по выходным в доме, выводя меня на прогулки, как она это называла.
Я же это обозвала — посидеть на крыльце.
Живот рос, деть в нём крепчал, пинался, доставлял радость и другие забавности.
Манул приезжал домой и нерационально растекался лужицей у моих ног — каждый раз с нежностью прикасаясь к животу, а уже потом ко мне.
— У меня будут комплексы, если ты не прекратишь этот цирк!
— Ты богиня, а сама этого не понимаешь, светишься вся — я вижу!
И запихивал в меня тоннами фрукты и овощи, приготовленные мамой.
Осень подкралась незаметно, так же незаметно начались роды.
Гришу вызвали с его свадьбы, чему он был почему-то рад, а мне было не до этого.
Я рожала!
Долго, вдумчиво, размеренно.
Мне было очень нужно дать почувствовать ребёнку, что здесь его ждут, но и защитить его от моего тела.
Гриша очень настаивал на кесаревом.
— Возраст уже какой, под сорок, старородящая, ты не выдержишь родовой деятельности, а тут укльчик и вот он, малыш!
— Не подходит! — я упрямо дышала и не давалась на операционный стол.
Так и рожали — мужики своё, я своё.

А потом растили так же.
— Не пойдёт он на танцы! И на рисование не пойдёт! И английский ему ни к чему! Я сам буду с ним заниматься!
— Конечно, обязательно! — говорила я и вела сына на танцы, рисование и английский — потому что двуязычие ещё можно понять, а три-язычие уже сложно!

— Костик.
— Котька!
— Константин!
— Котян!
— Ты испортишь сына!
— Не я, ты!
Нафырчим друг на друга, а сын носится между нами и целует в щеки!

Котя-сына подходит к Манулу и серьёзно так заявляет:
— Надо за сестрёнкой идти, старшая скоро учиться уедет, мне же скучно будет.
Папа обнимая четырёхлетнего серьёзного пацана роняет скупую слезу не пол и спрашивает, уточняя:
— А куда идти сыночка?
— Ну, вы же меня из больницы принесли с мамой, надо туда идти и срочно, маме тяжело будет с нами, если нас вдруг сразу много станет — Аделина пока поможет!
Киса, давясь подушкой, смехом, слезами, эмоциями вперемешку и слегка подрагивая плечами сбежала на кухню.
— Эй, ты чего, бросаешь меня на решение такой важной проблемы одного?
— Нет, я за водой пошла, себя в чувство приводить, в чувство реальности происходящего!
— Пап, а это правда, что я в Японии родился? — ещё серьёзнее спросил сын.
— А что? Не совсем родился, но.
— Ну. значит я японец, самурай!
Тут уже и Аделина сбежала, позорно поджимая воображаемый хвост, и с кухни раздался просто кошмарный грохот девчачьего смеха и визга!
— Ты точно самурай, даже если и не японец! — серьёзно сказал отец. — А Сестрёнку мы с мамой сообразим как нибудь, ты же мне доверяешь?
— Доверяю, ты маму вон какую красивую нашёл!

Начинаю серию постов про ДИКИХ КОШЕК. Оказалось для меня открытием, что их довольно таки много видов. Я решил «не мельчить» в одном посте, а показать вам их подробно.

Хотели бы Вы когда-нибудь совершить путешествие в прошлое, и увидеть, какими были животные миллионы лет назад? В случае с кошками этого делать не нужно, так как есть Манул — приблизительно 12 миллионов лет тому назад это была одна из первых разновидностей тех кошек, от которых и произошли современные коты. Согласно исследованиям ученых, манулы практически не изменились с тех пор. Была еще одна разновидность — кошка Мартелли, но она полностью исчезла. Манул — уникальное животное, открывающее окно в прошлое современных кошек

Манул — единственный дикий кот, схожий по размеру с домашними котами. Он может казаться несколько большим только из-за своего очень густого меха. Несмотря на то, что он выглядит несколько неловким, он очень грациозен, ловок и быстр. У него есть все черты, присущие семейству кошачьих, он отлично выживает в природных условиях и может постоять за себя в борьбе с другими хищниками

Главной причиной выживания манула на протяжение миллионов лет была его изоляция. Он обитает в дикой местности азиатских степей, на высотах до 4 километров. Манул обитает в Индии, Пакистане, западном Китае и Монголии, а так же в Афганистане и Туркменистане. Недавно этот кот был обнаружен также в дебрях Саянской Сибири. В этих местах он предпочитает скалистые области. полупустынные и бесплодные склоны гор. Иными словами, это места, где есть наименьшая вероятность встречи со своим врагом. Я думаю, Вам не составит труда догадаться, что на данном этапе главный его враг — это человек.

В настоящее время известно три подвида манула: номинальный, или сибирский, обитающий в северной части ареала и характеризующийся в общем серой окраской меха; среднеазиатский, отличающийся рыжим мехом (характерен для Туркмении, Афганистана и Северного рана); тибетский, которому свойственна более темная окраска меха с наличием черных полос на туловище и хвосте и более ярких пятен на голове (обитает в Северном Пакистане, Северной Индии, в Тибете, Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Узбекистане).

Манул, в общем-то, небольшая кошка весом от 2 до 5 кг и длиной тела до 65 см – почти как домашняя, пушистый широкий хвост имеет длину всего 23-30см. В целом он похож на обычную кошку, но с плотным телом на коротких толстых лапах и очень густым светло-серым мехом. Манул наиболее пушистый среди всех представителей рода кошачьих — на 1 кв.см его спины расположено до 9000 волос. Каждый волос имеет белый кончик, отчего мех кажется как бы посыпанным снегом. Длина волос мех манула достигает 7см. Окрас чередуется светло-серыми и палево-рыжими тонами, тонкие чёрные полосы есть на хвосте, на задней части тела и на мордочке. На лбу манула — крапины тёмного цвета, а кончик хвоста красавца окрашен в чёрный цвет.
У манула большие жёлтые глаза – быстрые, подвижные, живые. В отличие от домашних кошек, зрачки круглые, а не вертикальные, подобные, например, тигриным. У манула очень хорошее зрение и слух, а вот обоняние у него развито хуже.

Сам по себе манул — самый медлительный и неповоротливый из всех диких котов, он не умеет быстро бегать. Манул ведет оседлый и одиночный образ жизни. Каждое животное живёт на отдельной, строго определенной территории, с которой немедленно изгоняет случайно забредшего туда соседа. На охоту выходит рано утром и ночью, днём прячется и отсыпается в норах или в расщелинах. Его основная еда – грызуны, но может поймать зайца или маленького суслика, птицу. Летом ловит насекомых.Потомство манул приносит один раз в год, в помёте бывает от двух до шести детёнышей. Брачный период приходится, как и положено у котов, на февраль – март. «Мартовские коты» устраивают драки за кошек, а вот участия в воспитании котят папы не принимают. Мама-манул тщательно ухаживает за детьми, вылизывает, греет и кормит молоком. Но если мама сердится, она кусает котят. В возрасте 3 месяцев манулята выходят на первую охоту. В дикой природе манул живет 10 – 12 лет.

Повсеместно, не исключая охраняемые территории, манул редок или крайне редок, местами он находится на грани исчезновения. Точную численность этого животного установить сложно из-за скрытного поведения манула и мозаичности его распространения. Манулы довольно успешно размножаются в неволе, хотя зоопарки сталкиваются с проблемой высокой смертности среди детёнышей манула от токсоплазмоза. Токсоплазмозом манулы в дикой природе не болеют, они заражаются от домашних котов в неволе.

Основными угрозами для манула являются разрушение мест обитания, в том числе в результате выпаса скота и горных разработок; браконьерство; пастушьи и дикие собаки. Несмотря на запреты, продолжается недостойная торговля варежками и даже шубами из меха этого редкостного зверя.

Манул занесён в Красную книгу Российской Федерации, в Красный список МСОП и в Приложение II Конвенции CITES (1995). В Красном списке МСОП (заменившем международную Красную книгу МСОП) статус манула обозначен как «близкий к угрожаемому»

В 2010 году на конференции Евроазиатской региональной ассоциации зоопарков и аквариумов (ЕАРАЗА) была рассмотрена и одобрена международная комплексная научно-производственная программа «Изучение, сохранение и размножение манула»

Программа рассчитана на 10 лет. В ходе программы исследователи планируют разработать технологию содержания и разведения манула в искусственно созданных условиях, создать стабильно размножающуюся и генетически полноценную вольерную популяцию манула в искусственно созданных условиях, получить наиболее полные сведения о биологии этого вида как в неволе, так и в естественных условиях, способствовать сохранению манула в природе.
Помимо основных исполнителей программы — Московского зоопарка и ряда зоопарков, имеющих манулов в своих коллекциях и пожелавших присоединиться к программе — соисполнителями программы являются МБОО «Сибирский экологический центр» (Программа по изучению и сохранению манула), лаборатория протозойных инфекций ГУ НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи РАМН и ГПБЗ «Даурский заповедник» (Забайкальский край).

Манул, подобно другим кошкам, предпочитает одиночество. Самка и самец встречаются ненадолго в период гона. Воспитанием родившихся детенышей занимается только самка. Размеры индивидуального участка не выяснены, данные об этом лишь косвенные и отрывочные. Например, отмечается, что во время охоты манул может уходить от своего логова в камнях на 0,1-1 км, посещая ближайшие участки степи, а также поля, залежи и скалы. Во время сезона размножения за самкой в течке ходят несколько самцов, между которыми нередки ожесточённые драки.

Питается манул в основном пищухами и грызунами: песчанками, полёвками, сусликами, хомячками, а также куропатками и кекликами. Иногда ловит молодых сурков, зайцев-толаев, а также мелких птиц, гнездящихся или кормящихся на земле. Ловит свою добычу, скрадывая или карауля её у камней и нор. Из неглубоких нор может доставать грызунов лапой. Значительную долю в рационе манула составляют насекомые.

В зоопарках мира манулы редкие обитатели. Несмотря на кажущуюся простоту их содержания, ни одному зоопарку не удалось добиться стабильного и регулярного размножения.

Впервые в Московском зоопарке манулы появились в 1957 г., а с 1987 г. изображение манула стало его эмблемой, однако на экспозиции увидеть его очень нелегко: эта скрытная кошка выходит погулять только в сумерках, когда посетители покидают зоопарк. Небольшой вольер манула находится между вольерами рыси и дальневосточного леопарда. В настоящее время манул не экспонируется — вольер находится на реконструкции. Обладатели необычайно густого теплого меха, зверьки прекрасно чувствуют себя, живя круглый год в уличных вольерах. В клетках устанавливают стволы деревьев, и манулы, в природе передвигающиеся только по земле, охотно лазают по ним и даже забираются по решеткам под потолок клетки, совсем как обезьянки. В качестве логова для них ставят деревянные домики, куда зимой кладется теплая подстилка из сена. В зоопарках манулы едят и мясо, но лучшим кормом для них являются целые тушки грызунов и перепелов, которых специально разводят для этой цели. Манулы имеют интересную особенность: осенью, в октябре — ноябре, у них увеличивается аппетит. Зверьки едят в полтора раза больше обычного и стремительно набирают вес — масса взрослых самцов в это время может достигать 10 кг. Зато в декабре — январе аппетит ухудшается, и иногда манулы даже едят через день.

Брачный период у манулов в неволе происходит, как и в природе, в феврале — марте. Детёныши в месячном возрасте начинают выходить из гнезда, пробуют есть взрослую пищу. К шести месяцам они достигают размеров взрослых животных, в годовалом возрасте самки уже могут размножаться.

Манулы — животные стенотопные, т.е. обитающие только в местах с определенным ландшафтом и климатом. То, что они оказываются вырванными из привычной среды, ослабляет их иммунитет, к тому же болезни, которыми болеют манулы, изучены пока плохо. Вырастить маленьких манулят в зоопарке не просто, даже если мать хорошо заботится о них. Котята часто заболевают и гибнут. Чтобы уберечь их, с шестинедельного возраста до трех месяцев каждые две недели им делают прививки от инфекционных болезней кошачьих, а затем вакцинируют ежегодно в течение всей жизни. Самки манулов очень нервные и беспокойные матери, если им кажется, что детенышам угрожает опасность, они пытаются перенести и спрятать котят. В поисках лучшего укрытия они могут долго бегать с детенышем в зубах и тем невольно могут погубить его.

Взрослые манулы также не легкие пациенты для ветеринаров. Болеют они очень скрытно, не проявляя симптомов болезни до тех пор, пока не становится слишком поздно. Часто о самочувствии животного приходится судить по выражению глаз и едва заметным нюансам поведения. Лечить манулов тоже не просто, для проведения ветеринарных мероприятий их приходится ловить специальным сачком и крепко фиксировать. Эти не крупные кошки отчаянно защищаются и когтями и длинными острыми зубами способны нанести не шуточные раны. Но и среди манулов бывают исключения, У нас в зоопарке жил манул по кличке Султан. Пойман он был на воле молодым и прожил в зоопарке очень долго. Будучи уже в преклонном возрасте, он поранил шею, и рана долго не заживала. Когда к нему приходили для лечения, он приподнимался на задних лапах, передними опирался о край домика и подставлял шею для обрабатывания раны.

Очень сложно выращивать манулят, по какой-либо причине оставшихся без матери. Однажды одной из самок манула, содержащихся у нас в зоопарке, пришлось делать кесарево сечение. После операции самка не могла сама ухаживать за детьми, и у нас на руках оказались два восьмидесятиграммовых котенка. Срочно по всем знакомым и знакомым знакомых стали искать недавно окотившуюся домашнюю кошку. Кошка нашлась, и ее владельцы, хотя очень переживали, согласились одолжить нам на время свою любимицу с ее шестью котятами. Сиамская кошка оказалась великолепной матерью и вырастила манулят вместе с котятами, не делая между ними никаких различий. Но манулята, несмотря на то, что их часто брали на руки и каждый день взвешивали, оставались дикарями. В то время как их сводные братья и сестры бежали к человеку и охотно играли, манулята стремились спрятаться, забиваясь в укрытия. Когда пришло время приучать манулят к мясу, то первое, что сделал маленький дикарь, учуяв мясо — вцепился крохотными зубками в палец, на котором были кусочки фарша, и прокусил его до крови.

Манулы не приручаются и, даже прожив долгие годы в зоопарке, не идут на контакт с людьми. Но однажды нам в зоопарк принесли молодую самочку манула, которую поймали совсем крошкой и вырастили в московской квартире. Хозяевам не пришлось долго наслаждаться обществом очаровательной кошки, она быстро стала неуправляемой, нападала на членов семьи, и им пришлось отдать ее в зоопарк. Маленький хищник, оставаясь хищником, потерял страх перед людьми. Любое появление служителя в клетке она воспринимала как покушение на ее территорию и нападала, норовя добраться до лица вошедшего, поэтому обслуживать эту четырехкилограммовую кошку приходилось вдвоем. Один загонял агрессоршу в угол и чем-нибудь зажимал ее там, а второй спешно убирал клетку и клал корм. И хотя такое агрессивное поведение для манулов нетипично, эти необыкновенно красивые кошки не годятся для того, чтобы быть домашними любимцами.

В последнее время интерес к манулам в зоопарках возрос, появились новые методы исследования и наблюдения. Много внимания уделяется изучению их болезней. Возможно, скоро мы узнаем много нового о жизни этих скрытных зверей, и содержание и разведение их в зоопарках перестанет быть проблемой. Новые знания помогут охране манулов в местах их обитания, а создание стабильно размножающейся популяции в неволе сократит изъятие их из природы.