трубчатые кости кошкам

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Сахно Николай Владимирович. Совершенствование интрамедуллярного остеосинтеза трубчатых костей кошек в возрастном аспекте : диссертация . кандидата ветеринарных наук : 16.00.05.- Воронеж, 2003.- 163 с.: ил. РГБ ОД, 61 03-16/206-7

2. Обзор литературы 8

2.1. Особенности роста скелета у разных видов животных 8

2. 2. Нарушение целостности костной ткани 12

2. 2. 1. Прочность и химический состав костной ткани 15

2. 2. 2. Факторы, влияющие на состояние скелета животных 18

2. 2. 3. Диагностика патологий костной ткани животных 21

2. 2. 4. Остеосинтез и послеоперационная стимуляция репаративных процессов костной ткани 25

2. 2. 5. Физиологические аспекты рефлексотерапии (возможность применения электропунктурной рефлексотерапии при лечении животных с патологией опорно-двигательного аппарата) 29

2. 2. 6. Применение электропунктурной рефлексотерапии в лечении животных с патологией опорно-двигательного аппарата 32

3. Собственные исследования 37

3.1. Материалы и методы исследования 37

3. 2. Результаты собственных исследований 48

3. 2. 1. Возрастные изменения линейного роста костей периферического скелета кошек в онтогенезе 48

3. 2. 2. Частота переломов костей периферического скелета у кошек 68

3. 2. 3. Возрастные изменения прочности на изгиб костей периферического скелета кошек в онтогенезе 72

3. 2. 4. Возрастные изменения химического состава костей предплечья и голени кошек в онтогенезе 80

3. 2. 5. Определение параметров штифтов для интрамедуллярного остеосинтеза у кошек при различных оперативных доступах 87

3. 2. 6. Разработка способа остеосинтеза трубчатых костей периферического скелета с более рациональным оперативным доступом 96

3. 2. 7. Топография биологически активных точек (БАХ), применяемых для стимуляции репаративных процессов костной ткани после остеосинтеза у кошек 102

3. 2. 8. Разработка способа стимуляции репаративных процессов после остеосинтеза у кошек с помощью электропунктурнои рефлексотерапии 104

3. 7. Экономическая эффективность применения штифтов предлагаемых параметров при остеосинтезе костей кошек 108

3. 8. Экономическая эффективность применения разработанного способа остеосинтеза при переломах трубчатых костей периферического скелета 110

3. 9. Экономическая эффективность применения электропунктурнои рефлексотерапии для стимуляции репаративных процессов костной ткани 112

4. Обсуждение результатов исследований 115

6. Практические предложения 125

7. Литература 126

8. Приложения 142

Введение к работе

Актуальность темы. Ветеринария — довольно обширная область знаний, которую представляют ветеринарные врачи. Сюда необходимо отнести специалистов ветеринарно-санитарного контроля, научно-исследовательских институтов, преподавательский состав сельскохозяйственных вузов, ветеринарных врачей — пограничников, практикующих ветеринарных врачей клиник, хозяйств, специализированных организаций и т. д.

Вследствие многофункциональной значимости и огромной области применения ветеринарных знаний, по своей сути возникла специализация среди ветеринарных врачей по видам животных.

Настоящее время требует большего внимания специализация ветеринарных врачей по мелким видам домашних животных. Для чего необходимо более углубленное изучение особенностей анатомического строения организма животных, его физиологических характеристик и свойств тканей, по видам, возрастам и породам.

Существует целое направление в разработке более эффективных оперативных доступов, совершенствованию способов остеосинтеза у разных видов животных (Л.В. Матвеев, 1988; Р.З. Курбанов, 2000; Г.А. Послов, В.Ю. Илларионов, 2000; Д.В. Транквилевский, 2000; Н.А. Слесаренко с соавт., 2001; М.С. Карелин, 2001 и многие другие).

Для стимуляции репаративных процессов после остеосинтеза разрабатывается и успешно применяется ряд препаратов (М.Н. Аргунов, В.А. Черванев, М.А. Грищенко, 1997). Совершенствуется лечение животных с патологиями опорно-двигательного аппарата (Л.П. Трояновская, В.А. Черванев, А.А. Есауло-ва, 1999), и проводится оценка эффективности способов остеосинтеза (СЮ. Концевая и М.А. Дерхо, 2001 и др.).

С целью выяснения закономерностей индивидуального развития кошек европейской короткошерстной породы и изыскания возможностей целенаправленного воздействия на организм животного, в частности при проведении ос теосинтеза, были проведены исследования роста костей периферического отдела скелета. Исследования периферического скелета кошек являются лишь частью этой проблемы.

Углубленных исследований по особенностям строения скелета кошек и биологическим свойствам костной ткани практически нет. Поэтому мы решили исследовать особенности роста и развития костей периферического скелета кошек в постнатальном онтогенезе и способы воздействия на повреждённую костную ткань при помощи электропунктуры. Данные исследования могут послужить практикующим врачам базой для более качественного подхода к лечению животных с заболеваниями костей периферического скелета. Разработки по параметрам штифтов в возрастном аспекте для остеосинтеза трубчатых костей применимы уже к конкретной породе кошек, а именно к европейской короткошерстной. Кроме того, результаты исследований можно использовать при чтении лекций и проведении практических занятий со студентами ВУЗов по специальности «ветеринария».

Работа представляет законченное клиническое исследование, выполненное в соответствии с комплексным планом научных работ кафедры терапии, хирургии и акушерства Орловского государственного аграрного университета в 1995 — 2003 годах (номер Государственной регистрации — 01.20.03 00854).

Тема диссертации, научный руководитель и научный консультант утверждены приказом ректора Орловского государственного аграрного университета, Уч.- 6 от 18 апреля 2001 года.

Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы является выяснение закономерностей индивидуального развития кошек европейской короткошерстной породы, изыскание возможностей и путей целенаправленного воздействия на живой организм, в частности при лечении животных с хирургической патологией опорно-двигательного аппарата. Определение топографии биологически активных точек (БАТ) на кожном покрове кошек, отражающих функциональное состояние костной ткани периферического отдела скелета.

Для разрешения данной темы были поставлены следующие задачи:

1. Изучить возрастные изменения и закономерности линейного роста костей кошек периферического скелета в постнатальном онтогенезе.

2. Провести исследование прочности трубчатых костей кошек в различные периоды постнатального развития в зависимости от их химического состава.

3. Исследовать длину костномозгового канала и его минимальный внутренний диаметр трубчатых костей для определения параметров штифтов при интрамедуллярном остеосинтезе у кошек в возрастном аспекте при различных оперативных доступах.

4. Разработать способ остеосинтеза с более рациональным оперативным доступом.

5. Разработать способ стимуляции репаративных процессов костной ткани кошек с помощью электропунктурной рефлексотерапии биологически активных точек.

6. Определить экономическую эффективность применения предлагаемых параметров штифтов, разработанного способа остеосинтеза и стимуляции репаративных процессов при помощи электропунктурной рефлексотерапии.

Научная новизна. Впервые установлены закономерности возрастных изменений линейных параметров периферического отдела скелета европейской короткошерстной породы кошек. Изучен предел прочности некоторых костей периферического скелета кошек в зависимости от их химического состава и возраста. Дано анатомо-физиологическое обоснование целесообразности проведения интрамедуллярного остеосинтеза повреждённых трубчатых костей в возрастном аспекте. Определены параметры штифтов для интрамедуллярного остеосинтеза трубчатых костей. Разработан способ стимуляции репаративных процессов костной ткани у кошек с помощью электропунктурной рефлексотерапии.

Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты исследования позволили выявить закономерности в развитии периферического отдела скелета кошек на разных стадиях постнатального онтогенеза. Разработаны и апробированы параметры штифтов по их длине и диаметру для остеосинтеза повреждённых трубчатых костей кошек. Разработан способ остеосинтеза трубчатых костей. Разработан и предложен в практику ветеринарной медицины способ электропунктурной рефлексотерапии для стимуляции репаративных процессов в костной ткани кошек. Он позволяет ускорить на 6-7 суток восстановление опорной функции и формирование костной мозоли у кошек после остеосинтеза. Испытание полученных нами результатов исследований проведено, одобрено и документально оформлено в ряде ветеринарных клиник Российской Федерации.

Внедрение. Научные разработки внедрены в учебный процесс факультета биотехнологии и ветеринарной медицины Орёл ГАУ; факультетов ветеринарной медицины Воронежского ГАУ имени К.Д. Глинки, Оренбургского ГАУ и Брянской ГСХА. Практические рекомендации по применению нового способа остеосинтеза (заявка 2001129658 на изобретение, приоритет от 1.11.2001 года) отражены в информационном листке Орловского ЦНТИ №53-050-02.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Изменения линейных параметров костей периферического скелета кошек в постнатальном развитии.

2. Устойчивость костей периферического скелета кошек к нагрузкам в зависимости от их химического состава в постнатальном онтогенезе.

3. Параметры штифтов для интрамедуллярного остеосинтеза трубчатых костей периферического скелета кошек.

4. Способ остеосинтеза повреждённых трубчатых костей.

5. Способ электропунктурной рефлексотерапии для стимуляции репаративных процессов костной ткани кошек.

Нарушение целостности костной ткани

Снаружи трубчатая кость покрыта корковым компактным веществом, придающим ей плотность (К.С. Иванов, 1956). Неправильное питание может привести к деминерализации коркового слоя, и в период роста кости происходят конкретные изменения в структуре костной ткани, которые способствуют переломам, трещинам и другим дефектам. Особым феноменом во время перелома является «внутренний взрыв», который происходит непосредственно вслед за разрывом. И такой «взрыв», согласно сообщению М. Palkova и соавт. (1985), стало возможно наблюдать, используя лишь высокоскоростную кинематографию.

Согласно данным А.В. Каплан и О.Н Маркова (1975) основное свойство кости — это её хрупкость, кость ведёт себя больше как стекло, нежели как резина. При деформации кости (например, удлинении) всего на 2% от первоначальной длины, происходит, как правило, её перелом. Причём в различные периоды физиологического состояния костной структуры (её рост, старение, недостаток питательных веществ, избыток энергии) вышеприведённый процент нарушения целостности кости будет значительно колебаться.

Влияние переломов трубчатых костей голени и предплечья на белковый спектр сыворотки крови у собак изучали М.А. Дерхо с соавторами (1999).

Н. Rocken (1998) сообщает, что переломы костей конечностей и их лечение являются одной из основных проблем, так как эту патологию встречают довольно часто среди собак, кошек и лошадей. Автор отмечает, что репарация повреждённой кости протекает в двух фазах: 1 (лечебная) — восстановление трабе-кул и волокнистой костной ткани в течение первых 4 недель, 2 — заполнение дефектов через структурную интеграцию путем образования гаверсовых систем с помощью остеобластов и остеоидного пояска с последующей его минерализацией до формирования костной мозоли.

Переломы костей классифицируются по видам и по степени повреждения тканей. Например, у котят кость дает трещину (перелом по типу «зелёной ветки»), в то время как кости взрослых животных более хрупкие и могут ломаться полностью. Истинные переломы делятся на закрытые и открытые. Открытые переломы часто осложняются инфекцией, приводя к остеомиелиту. В большинстве случаев переломы костей сопровождаются шоком (G. Delbert, 1999). Если же рассматривать статистику частоты встречаемости переломов костей у разных видов животных и человека, то она представлена довольно широко. Так по данным А.К. Кузнецова (1969) болезни конечностей у сельско 14 хозяйственных животных в среднем составляют по отдельным видам животных от 15 до 30 % общей заболеваемости незаразными болезнями.

К.И. Шакалов (1981) отмечает, что переломы плечевой кости часто наблюдаются у собак и у крупного рогатого скота. А у лошадей эксплуатационные переломы плечевой кости составляют 5,5 % к общему числу переломов костей конечностей. А распространение и частоту перемолов костей у лошадей по данным клиники Высшей ветеринарной школы в Ганновере, ФРГ описал D. Сатре (1984). Он дал анализ встречаемости перемолов за 1962-1983 годы.

Дальнейшие исследования К.И. Шакалова (1986) позволяют привести следующие данные: частота полных переломов пястных костей у лошадей составляет от 3 до 5%, а плюсневой около 6-7%. Переломы путовой кости (первой фаланги) наблюдаются сравнительно часто. У лошадей они составляют в среднем 10,2% к числу встречающихся переломов костей конечностей. Переломы сесамовидных костей в среднем составляют 3-4% к числу заболеваний конечностей у рысистых и верховых лошадей, а переломы второй фаланги достигают 18-20%. Кроме того, К.И. Шакалов (1987) дополняет свои исследования и отмечает, что перелом коленной чашки занимает 2-4 % от всех переломов костей у лошади.

Известно, что переломы лучевой кости наблюдаются сравнительно часто у собак, и они составляют около 15% от всех переломов костей конечностей, а у лошадей — лишь 6,7% (И.А. Калашник, 1988). Полные и неполные переломы локтевой кости наблюдаются преимущественно у собак и лошадей, и составляют в среднем 6,8% от всех переломов костей конечностей.

О специфических травмах, приводящих к переломам костей кошек приводит данные Н. Непомнящий (1990). При падении этих животных с высоты, особенно когда температура воздуха высокая, чаще всего бывают переломы костей конечностей, костей таза и черепа, реже — нижней челюсти и позвоночника.

Диагностика патологий костной ткани животных

Одним из основных вопросов в системе борьбы с заболеваниями скелета животных является ранняя их диагностика. От своевременного и правильно поставленного диагноза зависит эффективность проводимых лечебных и профилактических мероприятий. Для выявления деструктивных изменений в_костнрй ткани по утверждению М.Г. Зухрабова (1983) большое диагностическое значение имеет определение оксипролина и гексоз. Учитывая, что указанные тесты более информативны, чем учет содержания общего кальция и неорганического фосфора, целесообразно совершенствование и широкое применение в условиях производства методов их определения.

R.W. Mason end Т. Коеп (1985) определяли содержание золы в путовых костях ягнят больных остеопорозом, обусловленным дефицитом меди, а также с явлениями остеодистрофии, сопровождающейся гиповитаминозом витамина Д. При этом статистически доказана взаимозависимость между процентным содержанием золы и длиной кости. Они считают, что по содержанию золы в костях можно диагностировать причины хромоты, связанных с нарушением кормления овец.

Наиболее точным методом диагностики переломов костей явилось применение логэтронографии (F. Freudenberg, 1985), которое основано на усилении контрастности и разрешающей способности рентгеновского изображения. Клинические и рентгенологические исследования при преждевременном закрытии ростовой пластины дистального хряща локтевой кости у собак были проведены В. Blenau end A.M. Janicki (1988).

И с целью изучения энзоотической остеодистрофии у молочных коров СП. Долецкий в 1988 году применил экспресс-метод ультразвуковой диагностики при помощи — эхоостеометра ЭОМ-ОЩ, который предназначен для прижизненной количественной и качественной оценки костной ткани путем определения времени прохождения ультразвуковых волн через исследуемый участок скелета в микросекундах.

В.Е. Powers et al. (1988) предложил использование иглы Джемшиди для биопсии при диагностике поражений костей у мелких животных (собак, кошек и хорьков). В дальнейшем Тольно Бонас (1989) сообщает, что трепанобиопсия костной ткани в участке маклока легко выполнима в условиях хозяйства. Озоление костных проб позволяет выявить минеральную насыщенность костяка. Для оценки состояния минерального обмена рекомендуют трепано-биопсию костной ткани у 10-15 % коров стада.

Метод ранней флюорографической диагностики остеодистрофии у овец каракульской породы, путем фотометрии крупнокадровых флюорограмм пяточных костей был разработан Ш.А. Рахмоновым (1990). При плотности пяточных костей ниже минимальных величин на 1,5-3 мг/мм следует считать как проявление алиментарной остеодистрофии в слабой, а на 3,5-5,5 мг/мм2 и более -сильной степени.

Более того, атомно-адсорбционная спектрометрия, по мнению В.Б. Бо-рисевича с соавт. (1993), дает возможность исследователям получать ценный материал для диагностики процессов минерализации костяка, определения роли в этом процессе отдельных минеральных элементов и влияния на минерализацию различных факторов. Кроме того, метод атомно-адсорбционной спектрометрии позволяет сравнить минеральный состав костей современных и костяков древнейших животных.

Диагностику метаболической остеопатии до наступления клинических признаков у откормочных бычков по биохимическим параметрам крови, гистологическому анализу кусочков костной ткани разработал J. Doubek et al. (1994).

О возможности применения сцинтиграфии костей и компьютерной томографии у собак с клинической симптоматикой при отрицательных рентгенологических исследованиях сообщил К. Kruger ( 1996).

Изучением связи между хромотой тазовых конечностей и радиографическим выявлением шпата у лошадей занимался М. Axelsson et al. (1998). Авторы отметили, что при пальпации были выявлены отклонения у 31% исследуемых лошадей. У 12% животных выявили хромоту, у 25% — нарушения сгибания и у 23% — радиографические проявления шпата. Уровень соответствия клинических и радиографических результатов составил 73%. Кроме того, P. Eksell et al. (1998), О. Araya et al. (1998) пришли к выводу, что частота возникновения шпата находится в прямой зависимости от возраста животного. Они пишут, что радиографически выявленные признаки шпата обнаружили у 23% лошадей старше 5 лет.

При изучении патогенеза, клинических признаков и диагностики болезней скелета у молодняка животных A.J.A. Ferreira (1999) отметил, что ряд заболеваний связанных с воспалением надкостницы часто ведёт к серьёзным мор-фофункциональным нарушениям в костной ткани, что в массе случаев задерживает окончательное формирование скелета на 1 -2 года, а иногда он даже не достигает физиологической полноценности.

А.А. Самотаев (1999) рекомендует применять математическую модель, полученную на основе периода инфрадианного биоритма скорости распространения ультразвука в костях. Это позволяет более объективно судить о присутствии скрытых нарушениях минерального обмена у коров в различные биологические периоды. При помощи данного метода возможны исследования особенностей развития скелета различных животных. В дальнейших исследованиях А.А. Самотаев (2000), обнаружил суточный ритм ультразвуковых показателей в костях скелета коров. В первую половину беременности он имеет хорошо выраженную полифазность в виде ультрданных, составляющих периоды в 12, 8, и 6 часов. Это отражает цикличность ремоделирования минерального компонента и его фаз в костях и свидетельствует о значительном напряжении в функционировании костной системы животного. Обнаруженные закономерности расширяют возможности ультразвуковой остеометрии при оценке скрытых нарушений минерального обмена у коров в продолжение беременности и лактации.

Возрастные изменения линейного роста костей периферического скелета кошек в онтогенезе

Рост скелета поясов конечностей: длина лопатки у новорождённых котят равна 1,6 ± 0,02 см, таза — 1,8 ± 0,03 см, их разница в этом возрасте составила всего 0,2 см. В дальнейшем идёт интенсивный прирост поясов. Так, за первые три месяца лопатка увеличилась в длину в 2,75 раза, кости таза — в 2,78 раза, соответственно достигнув 4,4 ± 0,06 см и 5,0 ± 0,07 см (табл. 4). В течение этого периода развития наблюдался наиболее интенсивный рост исследуемых костей. Ежемесячно длина лопатки увеличивалась в среднем на 0,93 см, а таза — на 1,07 см (рис. 3).

От трёх до шести месяцев кратность увеличения длины поясов значительно снизилась и составила всего 1,32 раза у лопатки и 1,36 раза у пояса тазовой конечности. Так, к шестимесячному возрасту, длина лопатки достигает 5,8 ± 0,02 см, а таза 6,8 ±0,18 см. При этом рост длины в среднем за месяц у поясов снизился соответственно до 0,47 и 0,60 см.

К девяти месяцам жизни кошек абсолютная длина лопатки достигла 6,1 ±0,12 см, что на 1,0 см было меньше длины костей таза. Среднемесячный прирост, за период от шести до девяти месяцев, значительно снизился и составил соответственно 0,13 и 0,17 см.

В возрасте одного года лопатка достигла длины 6,6 ± 0,08 см, а кости таза — 7,4 ± 0,12 см. При этом за последние три месяца первого года постнаталь-ного развития животных среднемесячный прирост у лопатки незначительно повысился по сравнению с предыдущим периодом и составил 0,17 см, а среднемесячный прирост костей таза в длину снизился до 0,1 см.

В дальнейшем до двух лет жизни кошек увеличение длины лопатки было равным 0,4 см. К двум годам она достигла в длину 7,0 ±0,10 см. При этом наблюдался самый низкий среднемесячный прирост кости за все исследуемые периоды развития животных, который был равен 0,03 см. Среднемесячный прирост костей таза был несколько выше прироста длины лопатки и составил 0,04 см. Линейные параметры таза к двум годам достигли до 7,9 ±0,15 см. Что на 0,9 см больше длины лопатки.

Необходимо отметить, что от рождения до двух лет постнатального онтогенеза кошек абсолютный прирост и интенсивность линейного роста поясов конечностей постоянно меняется. В целом за исследуемый период кости таза росли в длину значительно интенсивнее пояса грудной конечности (табл. 5). Период от рождения до трёх месяцев характерен самой высокой интенсивностью роста костей поясов в длину. Так, абсолютный прирост лопатки за данный период составил 2,8 см, таза — 3,2 см, при коэффициентах роста соответственно 2,75 и 2,78. За вторые три месяца постнатального развития абсолютный прирост поясов снизился фактически в два раза и составил у лопатки 1,4 см, у костей таза — 1,8 см, коэффициенты роста при этом соответственно равны 1,32 и 1,36. От шести до девяти месяцев развития интенсивность роста костей поясов конечностей значительно снижается. Абсолютный прирост лопатки в длину был равен всего 0,4 см, таза — 0,5 см, а коэффициент роста пояса грудной конечности составил 1,05, тазовой — 1,04. За последние три месяца первого года жизни отмечен более низкий абсолютный прирост длины поясов, так прирост лопатки был равен 0,5 см, а костей таза всего — 0,5 см. Коэффициенты роста при этом составили соответственно 1,08 и 1,04.

За первый год лопатка увеличилась в длину на 5,0 см, кости таза — на 5,6 см. Коэффициенты роста при этом составили соответственно 1,67 и 1,87. За второй год жизни длина лопатки увеличилась всего на 0,4 см, таза — на 0,5 см, при коэффициентах роста соответственно 1,06 и 1,07. За весь исследуемый период от рождения до двух лет лопатка увеличилась на 5,4 см, кости таза — на 6,1 см. Коэффициенты роста при этом соответственно были равны 4,38 и 4,39. Если проанализировать рост поясов за более короткие периоды, то необходимо отметить, что их линейные параметры увеличивались неравномерно. Наиболее интенсивно пояса развивались в длину от рождения до двух месяцев. Об этом свидетельствуют коэффициенты роста и абсолютный прирост. После двухмесячного возраста интенсивность линейного роста плавно снижается и становится практически равной (табл. 5).

При рождении относительная длина поясов к поясам двухлетних кошек была практически равной (рис. 4). Так, у лопатки данное отношение составляло 22,85 %, у таза — 22,79 %. К трём месяцам лопатка уже занимала 62,86 % от длины лопатки двухлетних кошек, а кости таза — 63,29 %. К шестимесячному возрасту, лопатка составляла 82,86 % по отношению к длине лопатки двухлетних кошек, а данное отношение у пояса тазовой конечности было равно 86,08 %. За период от трёх до шести месяцев длина пояса грудной конечности увеличилась ровно на 20 %, а тазовой — на 22,79 %. Это указывает на основной рост костей поясов конечностей в длину в первые полгода жизни котят.

Разработка способа остеосинтеза трубчатых костей периферического скелета с более рациональным оперативным доступом

Исследование показало, что основным недостатком существующих способов интрамедуллярного остеосинтеза является необходимость выполнения искусственных отверстий в оперируемой кости. Это может вызвать различные осложнения: продольный раскол кости, повреждение сустава во время выведения штифта из канала кости с целью совмещения отломков, а также возможна травма окружающих тканей на время всего восстановительного периода после операции (до 40 и более дней) выступающим концом штифта за пределы оперируемой кости. Кроме того, необходимо проведение повторной операции для извлечения штифта. Создаются дополнительные расходы для владельцев животных на ветеринарные услуги.

Часто встречаются такие переломы костей, которые требуют при выполнении операций по совмещению костных отломков более обширного оперативного доступа, значительных затрат времени и труда. В некоторых случаях было невозможным проведение операции существующим способом, зачастую при переломах костей предплечья, кисти, стопы у кошек.

Вследствие этого был разработан новый способ интрамедуллярного остеосинтеза. Идея его заключается в том, что штифт вводится в костномозговой канал оперируемой кости через отверстия на изломе кости, при этом штифт устанавливается в костномозговой канал травмированой кости пожизненно.

Операцию согласно новому способу приводим на примере остеосинтеза лучевой кости при оперативном доступе с краниомедиальной стороны предплечья (рис. 16). Штифт (2) вводится на первом этапе остеосинтеза (а) в костномозговой канал дистального отломка лучевой кости (1), так чтобы он выступал на 1-1,5 см за край излома. При этом штифт вводится на всю длину костномозгового канала дистального отломка оперируемой кости и фиксируется неподвижно.

На втором этапе оперативного приёма (б), на выступающую часть штифта направляется проксимальный отломок лучевой кости. При этом отломкам кости придаётся правильное осевое положение, а проксимальный отломок фиксируется на выступающей части штифта. Штифт остаётся в оперируемой кости пожизненно, поэтому желательно применение рассасывающихся штифтов. С учётом относительно короткого срока жизни кошек приходилось устанавливать штифты изготовленные из нержавеющей стали специального сплава (марка 316 L). Электролитические реакции при этом не развивались и осложнений в послеоперационный период не наблюдалось.

При правильно подобранном диаметре штифта подвижность отломков отсутствовала. Выбор отломка (дистальный или проксимальный), в костномозговой канал которого необходимо изначально ввести и неподвижно зафиксировать штифт, зависит от конкретного случая. При остеосинтезе костей пясти или плюсны обычно штифты фиксировались в костномозговых каналах проксимальных отломков по основным двум причинам: -их большая длина; -дистальные отломки значительно легче направлять на выступающую часть штифта. К недостаткам данного способа остеосинтеза можно отнести: — ограниченное количество трубчатых костей, где возможно его применение;

Так, его применение более эффективно при переломах дистальных звеньев периферического скелета, а именно: при переломах костей предплечья, костей пясти и плюсны, и иногда костей голени. Способ применим только при прямых неоскольчатых переломах, без продольного раскола кости.

Основное преимущество предлагаемого способа — это выполнение операции через один оперативный доступ с двумя оперативными приёмами. При сравнительном анализе морфологического состава крови кошек в возрасте 1 — 3,5 года до и после остеосинтеза в контрольной группе (табл. 25, п=12) и нами разработанному (табл. 26, п=12) были выявлены некоторые отличия. Так, при проведении остеосинтеза у животных первой опытной группы по Это видно по содержанию количества эритроцитов и гемоглобина на второй день после операции. В дальнейшем идёт постепенное увеличение красных кровяных телец до физиологических показателей.

Ниже мы приводим сравнительный анализ лейкоцитарной формулы кошек в возрасте 1-3,5 года прооперированных по общепринятому способу интрамедуллярного остеосинтеза (табл. 27, контроль п=12) и нами разработанному (табл. 28, п=12). Анализируя данные таблиц 27-28 мы отмечаем нейтрофилёз на фоне увеличения количества сегментоядерных лейкоцитов. Данное увеличение в лейкоцитарной формуле крови кошек обусловлено воспалительным процессом, протекающим в зоне перелома, оперативного доступа и контакта штифта с костной тканью. На пятый день у кошек после операции по разработанному способу остеосинтеза отмечен значительный спад воспалительного процесса по сравнению с животными контрольной группы. Предлагаемый способ был успешно применён при остеосинтезе лучевой кости у овец, коз, кроликов, нутрий, ондатр, собак, кошек и голубей (свыше 20 животных и у 4 птиц). А также костей пясти и плюсны у кошек и собак (около 20 животных), на базе лечебно — диагностического ветеринарного центра Орёл ГАУ и других клиниках РФ.

Кошки – хищницы по своей натуре, и когда они проживают без ограничения собственного передвижения в пространстве, то представители кошачьего семейства, естественно, охотятся на птичек и небольших грызунов.

Пожалуй, существуют такие питомцы, которые способны одолеть в смертельном бою и самых крупных крыс, так что в Эрмитаже, ещё с восемнадцатого столетия, все время проживает большущее семейство кошачьих. И конечно, животные или съедают свою добычу, или же приносят её как символ благодарности собственным любимым хозяевам.

Относительно птичьих костей, в том числе и куриных, то они в середине полые, так что все ветеринары как один говорят, что подавать кошке куриные кости, в частности куриные трубчатые, запрещено, невзирая на то, что диким кошкам кормление птичьими костями является вполне обыденным рационом. Вот только охотящиеся в дикой природе животные умирают от поедания птичьих костей не меньше, нежели сидящие в доме кошки. В частности, опасность повреждения кишечно-желудочного тракта костями курицы грозит молодым котятам, у которых зубки не очень окрепли и не могут перемолоть кость до необходимой консистенции, а также старым животным, зубы которых потеряли былую остроту и даже отчасти отсутствуют.

Чего не разрешается давать кошкам куриные кости

В первую очередь, о чем стоит узнать так это то, что кости не имеют никакой особой питательной ценности и очень трудно перерабатываются желудочно-кишечным трактом питомца. Тем более желудок и пищевод засоряется кусочками куриных костей, поскольку они почти не перерабатываются, что становится причиной многих тяжёлых, почти неизлечимых, заболеваний у кота.

Трубчатые кости становятся причиной перфорации, то бишь нарушения общей целостности стенок кишечника и желудка. Трубчатая кость, которая разгрызается, ломается вдоль собственной костной ткани, превращается в очень острую, будто шило либо острый нож, и, переносясь в кишечник, может вскрыть его изнутри, спровоцировав серьёзные, очень болезненные для животного нарушения желудочно-кишечного тракта.

Ещё одна точка зрения

Имеется концепция, согласно которой кошкам всё же для рационального питания необходимы кости, так как они считаются эффективным источником фосфора и кальция. На самом деле, в состав костной ткани входит около 15,0 мг кальция, 230,0 мг фосфора, 195,0 мг калия и прочих, необходимых для организма компонентов. Однако даже и те хозяева мяукающих питомцев, которые полагают, что куриные кости должны обязательно присутствовать в рационе представителей семейства кошачьих, делают уточнение, что кошкам позволено давать лишь хрящевые косточки крупных цыплят, которые характеризуются большой мягкостью. Часто хозяева мяукающих любимчиков перерабатывают трубчатые куриные кости в мясорубке, перед тем, как накормить данным блюдом своего животного.

Также хозяева кошек перемалывают в мясорубке так сильно полюбившиеся представителям семейства кошачьих шейки и спинки курочек с предварительно убранной с них кожей, поскольку даже те, кто уверен, что кошкам необходимо питаться костями, в один голос говорят о том, что давать животным куриную кожу крайне нежелательно. Так что, пусть и наиболее тщательно перемолотое куриное мясо с костями не должно состоять из более, чем пяти процентов кожного покрова.

Иногда, владельцы домашних животных варят куриные кости, с целью придать им мягкое состояние, однако в таком случае опасность попадания опасных небольших костей в желудок полностью не исключается и может стать причиной невероятно опасного для жизни повреждения желудочно-кишечного тракта.

Когда же, невзирая на любые предосторожности, кошка после поедания пищи, включающей в себя куриные кости, почувствовала себя нехорошо, необходимо сразу же отправиться к ветеринарному врачу, малейшее промедление в оказании квалифицированной помощи животному может стать фатальным.

Кошкам куриные кости (трубчатые) тоже нельзя.

Они их грызут, конечно, но давать нельзя. Эти кости дробятся на острые пластины, которыми животные колют и режут внутренние стенки желудка. Животное может погибнуть в результате повреждения слизистой оболочки желудка.

Вообще кошкам тоже не рекомендуется давать куриные кости — особенно трубчатые, что в голени, так как осколки этих костей очень острые и могут поранить пищевод животных.

Нашей собаке (такса) мы даем куриные кости, но кроме трубчатых и пока ничего не произошло страшного, и думаю не произойдет — собаки тоже не тупые существа и умеют правильно грызть такие деликатесы.

Если кошачьим и волчьим нельзя было трубчатые кости, то они бы давно померли. Всем известно, что лисы и волки таскают кур с дворов и как-то умудряются не помереть. Я трубчатые кости даю собакам и кошкам (от окорочков и кур) и они прекрасно живут. Что-то зажрались городские. Китикет и Педигри им подавай. В скором времени еще разжёвывать придётся.

Каких только глупостей не начитаешься, хотя если подумать. Ныне существующие кошки и собаки, вольно живут только в некоторых деревнях. Они как и свои родственники из прошлого питаются не только со стола хозяина, но и сами ловят добычу. А пташки — это одна из составляющих пищевой цепочки собак и кошек. Поэтому плохо им от птицы быть не может.

Но существуют нынешние выведеные животинки, так в них только некие инстинкты сохраняются. Им вообще нельзя ничего кроме кормов и постоянных наблюдений у ветеринаров.

Но все же пишут глупости типа «нет в них ничего питательного», или «поранятся». В общем приучите с малых лет грызть кости, животинка от этого только здоровей и крепче будет.

admin

Все записи автора